МИР

Работа в других странах – ценный опыт

Автор: Виолетта ДРАЛЮК / фото Вячеслава СУХОДОЛЬСКОГО и из архива Дмитрия ТКАЧЁВА/ NEFT.by
0
473
26.01.2024

В рубрике «Мир» рассказываем о нефтяниках в зарубежных проектах

«Белоруснефть» на протяжении всей своей истории активно развивает зарубежное сотрудничество. Эффективная работа в других странах не только демонстрирует возможности компании, но и профессионализм белорусских нефтяников. Один из проектов, который «Белоруснефть» реализовала для индийских партнеров, стал по-настоящему прорывным. Заведующий отделом техники и технологии воздействия на пласт БелНИПИнефть Дмитрий Ткачёв был в числе большой команды «Белоруснефти», которая успешно справилась с мега задачей. О том, как это было, в проекте «Мир».

Карьерный лифт «Белоруснефти»

– Где Беларусь, а где Индия… Думали, когда учились в вузе, что география рабочих задач будет настолько разной?

– Честно говоря, даже не думал об этом. И когда получал экономическое образование, а после вуза начинал свою трудовую биографию экономистом на «Гомсельмаше», и когда осваивал специальность «Разработка месторождений», одновременно работая в БелНИПИнефть. Кстати, в 2023 году было 20 лет, как я пришел в институт компании. Начинал вахтером, заочно учился в ГГТУ им. Сухого, потом перевелся техником отдела техники и технологии воздействия на пласт, в котором работаю и сейчас. Далее инженер-технолог, инженер-технолог лаборатории, заведующий отделом… Вот вам и карьерный лифт «Белоруснефти». Площадка для роста, перспективы участия в самых разных проектах, в том числе и зарубежных. При стремлении – возможно все.

– К слову, не тяжело было совмещать учебу и работу?

– Наоборот, мне нравилось это сочетание: учеба и работа, которая связана непосредственно с наукой. Все легко запоминалось. Потому что прочитанное в учебниках и услышанное на лекциях можно было в БелНИПИнефть «пощупать» руками. Отдел, в который я попал, чем отличается? Здесь занимаются научной работой, которая потом подводится под непосредственное внедрение. То есть от нуля до реального результата. При чем так сложилось, что в этом отделе много всего собрано. Представлено не только химическое направление, но и работа с оборудованием, его конструирование, апробирование, внедрение…

–  То есть идеальный расклад: теория полностью подкреплялась практикой.

– В БелНИПИнефть есть, у кого учиться. Наставническая школа очень сильная. Когда я пришел, например, институтом руководил Николай Александрович Демяненко, конструктором был Вячеслав Иванович Радионов… Главное, что мне понравилось: результат работы можно увидеть сразу, увидеть в деле.

Наука вне границ

В принципе, работа в науке, это всегда вне границ.

– Так и есть. БелНИПИнефть задействован в самых разных проектах компании. Лично мне довелось поработать в Волгограде, Перми, Калининграде, Лангепасе, Когалыме… Фактически охват – все нефтяные регионы России.

– Отличалась эта работа от схемы действий в привычных белорусских условиях?

– Каждый внешний проект имеет свои особенности. Даже, казалось бы, хорошо знакомая Россия, в которой мы работаем испокон века. И здесь возникают свои нюансы, потому что бизнес-среда, законодательство, климатические условия, партнеры – есть отличия. В наше время на внешний рынок нельзя выйти с чем-то простым. Очень сильная конкуренции. Нужно предлагать уникальное, запатентованное. И у БелнИПИнефть это есть.

– Давайте на примерах…

– Приведу из недавних крупных проектов. Например, для «Лукойл-Коми» проводили промысловые испытания технологии закачки водной дисперсии (эмульсии) нефтешламов. Этот метод не имеет аналогов на постсоветском пространстве. Белорусскую технологию успешно опробовали на трех объектах Возейского месторождения. Эффективным было сотрудничество с компанией «Когалымнефтегаз», где для каждого из 11 объектов, определенных нами, индивидуально подбирали технологию ГРП, в чем, собственно, и заключалась сложность. Именно наш институт смог предложить такую технологию, реализовать и обеспечить сопровождение.

Запомнился и успешно выполненный заказ по технологии кавитационно-импульсного воздействия на пласт для Иркутской нефтяной компании, компании с иностранным капиталом. Он был непростым. Почти полгода ушло только на то, чтобы заключить договор. Зато технологически для нас был полностью понятен. При его реализации использовался пульсатор кавитационного типа ПГД-3М, разработанный БелНИПИнефть совместно с ГГТУ имени П. О. Сухого. Полное инженерно-технологическое сопровождение всего объема работ, как говорится, «от спуска до подъема», выполняли специалисты института. Все было сделано качественно, технологически успешно и в максимально короткие сроки. Хотя и в не самых типичных для нас условиях, работы велись на скважинах на протяжении 60 дней при минус 40.

Сложно, интересно

– А в чем была особенность индийского проекта, в котором довелось принимать непосредственное участие?

– Скажу так, за 20 лет моей работы в институте это был самый масштабный, наукоемкий и ценный проект. В 2020 году «Белоруснефть» выиграла тендер крупнейшей индийской государственной корпорации ONGC на разработку пилотных проектов по повышению нефтеотдачи пластов с использованием поверхностно-активных веществ (ПАВ). Речь шла о шести зрелых месторождениях в различных регионах Индии. Наш отдел техники и технологии воздействия на пласт в этом проекте выступал головным исполнителем, техническим руководителем работ был назначен старший научный сотрудник Дмитрий Господарёв. К слову, многие ведущие зарубежные институты и научные центры, ознакомившись с техническим заданием тендера, даже не стали в нем участвовать, посчитав задачи нереальными для выполнения в указанные сроки. Трудность заключалась в высоких требованиях заказчика к техническим характеристикам химической композиции. Состав подбирался индивидуально для каждой конкретной нефти. И, знаете, мало кто верил, что у белорусов получится. Индийские партнеры также поначалу с недоверием отнеслись к тому, что тендер выиграла неизвестная им белорусская компания. «Белоруснефть» тогда обошла таких крупных транснациональных игроков рынка как Baker Hughes, Surtek, Shell, Rhodia, DeGolyer & MacNaughton.  Но вскоре недоверие сменилось очень конструктивным взаимодействием, даже несмотря на пандемию коронавируса и удаленный формат сотрудничества.

Оптимистичное начало…

Проект был сложный, но одновременно очень интересный. В выполнении исследований участвовала большая команда специалистов БелНИПИнефть и центрального аппарата компании: химики, геологи, инженеры, технологи, переводчики… Основная проблема этих индийских месторождений – высокая обводненность запасов. Преодолеть ее и улучшить разработку оставшихся ресурсов предстояло с помощью третичных методов, или ПАВ-полимерного заводнения. Такая технология увеличения нефтеотдачи пластов заключается в закачке специально подобранной химической композиции, содержащей ПАВ и полимеры, и считается для решения этой задачи наиболее эффективной. Да, знания у нас были. Но их необходимо было адаптировать к условиям индийских месторождений. Многое приходилось делать впервые. Работы велись в два этапа. Сначала лабораторные исследования по подбору оптимальных ПАВ-полимерных композиций, потом их испытание, компьютерное моделирование реализации технологии, отработка технологических схем, подбор оборудования для приготовления и закачки химических композиций в полевых условиях. Два года работы в режиме нон-стоп и на одном дыхании. Но в итоге абсолютно блестящий результат командной работы белорусских специалистов в тесной связке с индийскими партнерами.

И какие чувства после того, как вышли на результат?

Мы смогли, мы это сделали! В научном сообществе, должен сказать, была такая же реакция. Тому подтверждение высокая оценка на конференциях докладов и научных статей сотрудников БелнИПИнефть по результатам индийского проекта.

Каждый раз есть эффект неожиданности

– Как считаете, зарубежные проекты в глобальном понимании это работа только в интересах заказчика?

– Уверен, это работа в интересах двух сторон. Зачастую, внедрив ту или иную технологию в нестандартных условиях, открываем и для себя ее новые возможности. Так было с индийским проектом, после которого ПАВ-полимерное заводнение более активно стали адаптировать к нашим нетрадиционным залежам.

–  А что дают такие проекты специалисту в профессиональном плане?

– Каждый участник без исключения получает ценный опыт. И в этом я не однажды убедился, работая в разных географических точках. На старте никогда не знаешь, какие профессиональные навыки от тебя потребует решение той или иной задачи. Это может быть поиск абсолютно новых решений с чистого листа, как в Индии, а может оказаться серьезной прокачкой управленческих компетенций, как в случае с Иркутской нефтяной компании. Каждый раз есть эффект неожиданности. И каждый раз получаешь новый опыт, усиливая и расширяя свои профессиональные возможности.

–  Если предлагают включиться в зарубежный проект, советуете участвовать?

– Безусловно. Во-первых, это всегда вызов, во-вторых, уникальная возможность испытать себя в непривычных условиях, и предоставляет этот шанс компания «Белоруснефть», в-третьих, приобретенные навыки формируют и дополняют как специалиста. Конечно, в каждом проекте необходимо оценивать риски, все рассчитывать, подходить рационально, но и мыслить на опережение тоже нужно и смело браться за совершенно новое. Этому зарубежные проекты, кстати, тоже учат, доказывая, что мы реально можем многое.

0
473

Комментарии отключены.

Читайте также