БЕЛОРУСНЕФТЬ
Александр Ляхов

Большой разговор о «Белоруснефти»

Автор: NEFT.by
0
1170
04.01.2024

Диалог о важнейших аспектах развития предприятия и итогах 2023 года

Начинаем 2024-й премьерой проекта «Корпоративный чат». Это серия интервью, темы которых будут касаться большой 27000 семьи белорусских нефтяников. Первый выпуск открывает лидер «Белоруснефти», член Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь Александр Ляхов.

 

– 2023 год для экономик предприятий и даже стран выдался непростым. Но, согласитесь, что кризис – время перспективное. Смогли ли мы рассмотреть и воспользоваться этими перспективами?

– Считаю, что 2023 год был успешным для компании «Белоруснефть». Основной итог деятельности предприятия – рост добычи нефти и газа во всех регионах присутствия. Для Республики Беларусь добыча 1 млн 877 тыс. т нефти – это большое событие, которое создает основу для энергетической безопасности страны.

Очень важно, что наша компания научилась независимо от цен на нефть выполнять те объемы работ, которые запланированы на год. Мы понимаем, что снижение любых объемов внутренних операций будет со временем приводить к созданию определенного дефицита мощностей. Сегодня и рынок труда, и рынок оборудования носят открытый характер. Мы должны постоянно чувствовать его дыхание, новые веяния.

– Наверное, не было ни одного Совета предприятия, где бы вы лично и коллеги не говорили про импортозамещение. Смогли ли мы найти новые пути и новые возможности, чтобы не останавливаться, но даже больше – улучшить работу?

– На момент выхода из Советского Союза, когда наша компания вошла в собственность Республики Беларусь, мы, в основном, ориентировались на рынок оборудования, которое производилось в Европе или США. Да, были элементы базового оборудования из Российской Федерации. Однако объемы существенно отличались.

Понимая тенденции последних лет, мы провели кропотливую работу по поиску новых поставщиков оборудования. Делали это, осознавая, что производители из Китая или Индии тоже серьезно представлены на рынке. И в ряде случаев даже западные компании производство оборудования перенесли в эти страны.

Я бы сказал, что 2023 год является определяющим в переформатировании работы. Как для производителей на территории Республики Беларусь, которые тоже создают отдельные виды нефтяного оборудования, так и для других стран.

– Можно ли сказать, что эта работа помогла найти, возможно, даже более выгодные предложения?

– Мы не просто нашли более выгодные предложения, но и пересмотрели подходы к приобретению оборудования. Самое главное, что кризис подтолкнул нас быстрее думать и действовать. В компании, где правильно выстроены подходы к работе, хороший микроклимат, люди не стоят на месте, они развиваются, ищут лучшее.

Поэтому мы, как минимум, не проиграли. С точки зрения подвижности компании, встроенности в рынок, напротив, выиграли. Эта обстановка сегодня создает нам дополнительные условия для выхода на рынок внешнего сервиса. Мы расширяем свое присутствия на рынке Российской Федерации. И наращиваем объемы по всем сферам нефтяных операций, на территории Республики Беларусь.

– Можно ли сказать, что одно из новых и сверхперспективных направлений – это Китай?

– Мы должны понимать, что Китай – это не просто большая экономика, это очень большая страна, причем не только по населению, но и территории. Там представлены разные уровни производителей и инженерных подходов. В этом отношении мы должны быть на гребне научно-технического прогресса. И очень важно, что в Китае мы не совершили некоторых ошибочных шагов, если бы просто смотрели на первое, что можно было бы приобрести на рынке оборудования.

– Хотя, возможно, мы имели право на такие ошибки…

– Конечно. Можно было бы просто ориентироваться на ценовой фактор, а не на лучших производителей. Но мы изначально понимали, что рынок Китая очень пестрый. И правильным шагом в работе «Белоруснефти» было открыть там предприятие. Где работают наши люди, которые в течение суток могут добраться в любую точку Китая, увидеть оборудование своими глазами.

Это просто необходимо для крупных компаний – иметь свое присутствие на китайском рынке, если ты покупаешь оборудование не раз в 10 лет, а постоянно. В этом и заключается особенность нефтяного процесса — оборудование нужно покупать каждый год. У нас реновация носит непрерывный характер.

Особенность «Белоруснефти» заключается в том, что мы привыкли иметь дело с перспективными и передовыми видами оборудования, которые позволяют работать в сложных условиях Припятского прогиба. Наша геологическая провинция еще со времен СССР считалась одной из сложнейших. И то, что можно с легкостью применить на месторождениях Российской Федерации, с трудом или совершенно не подходит на территории Беларуси.

К каждому месторождению, которое имеет свои геологические особенности, мы должны подобрать ту или иную технологию. И вовсе не значит, что западное оборудование дорогое, а китайское – дешевое. Сегодня все оборудование дорогое. И экономически выгодно оно применяется только в том случае, если есть конвейер в производстве работ. Производя закупки на китайском и на российском рынке оборудования, компания «Белоруснефть» учитывает, что оборудование должно работать с полной погрузкой на конвейере.

– Речь ведь не только про технику для добычи и сервиса?

– Про все, что представлено в компании. Если раньше говорили «в Греции есть все», теперь такой же тезис можно перенести на китайский рынок. Эта страна действительно производит многое. И для процессов нефтегазовой добычи, геологоразведочных работ там можно приобрести абсолютно все.

Очень важно то, что имея свое предприятие в Китае, начиная со второго квартала прошлого года, не было ни одного месяца, чтобы там не находилась делегация сотрудников нашего предприятия. Это также «прокачка» компетенций.

–  Чтобы присутствовать на китайском рынке и не растеряться, нужны не только талант, но и профессионализм, верно?

– Конечно, в Китай надо приехать подготовленным. И надо понимать, что китайский рынок оборудования, технологий работает на весь мир. И никто под Беларусь и ее запросы в лице «Белоруснефти» не будет перенастраивать линейки оборудования.

Процессы производства оборудования в Поднебесной носят конвейерный характер, что способствует удешевлению себестоимости производства оборудования. Соответственно, там готовы учитывать нашу специфику ровно настолько, насколько им выгодно.

Поэтому задача наших технических и закупочных служб была в адаптации техзаданий под те требования и стандарты, которые существуют на китайском рынке. И это, пожалуй, был самый сложный процесс выстраивания коммуникационного начала. Его преодоление способствует ускорению дальнейшей работы. Китайские партнеры начинают понимать, чего мы хотим, и это ведет к быстрому доступу к оборудованию.

– И в продолжение темы развития международных проектов – о России. Как в 2023-м сработали наши дочки в Западной Сибири?

– 2023-й был успешен для наших предприятий. Я могу отметить серьезные достижения в работе нашего дочернего предприятия – нефтяной компании «Янгпур». Во-первых, в ушедшем году она отметила 30-летие с момента образования и 10-летие с момента вхождения в состав «Белоруснефти». 2023 год был для нее годом многократного роста добычи нефти и газа.  Важнейший итог – открытие нового, по белорусским меркам крупного, Рождественского месторождения. Это очень важно, ведь мы сразу прирастили более 2 миллионов тонн запасов нефтяного эквивалента.

Планы 2024-го с прицелом на 2025-й год еще более грандиозные. Мы будем не только вести добычу нефти из действующих лицензионных активов, но расширять бурение на новых лицензионных участках, которые позволят нарастить ресурсный потенциал компании. Важнейшим проектом 2024-го года для компании «Янгпур» будет строительство собственного газоперерабатывающего комплекса, который в перспективе позволит загрузить дополнительным газообразным сырьем наш БГПЗ.

Компания «Белоруснефть-Сибирь» в 2023 году подтвердила свою состоятельность как ведущего партнера для нефтегазовых компаний Российской Федерации, таких как «Роснефть», «Газпром нефть», «Новатэк», ну и, конечно, для компании «Янгпур». Для нее силами «Белоруснефть-Сибири» за десятилетний период построено 90 % скважин. Если говорить конкретно о 2023-м, то абсолютно все скважины для «Янгпура» построены и отремонтированы также бригадами компании «Белоруснефть-Сибири».

– Сейчас идет активный набор персонала в западносибирские подразделения компании с возможностью обучения или переобучения за счет «Белоруснефти». Почему это предложение – по-настоящему уникальный шанс?

– Начну с того, что те рыночные процессы, которые происходят в кадровой сфере Российской Федерации, создают дополнительную нагрузку на рынок нефтяных профессий. Там ни одна компании не укомплектована рабочими кадрами должным образом. В Российской Федерации участие «Белоруснефть-Сибири» в тендерах приводит к тому, что рост объемов работ может порой носить скачкообразный характер. Иногда нам «залпово» необходимы люди, которые будут работать в бригадах в «Белоруснефть-Сибири».

– В ответ работникам готовы предложить достойную заработную плату и солидный социальный пакет. В то же время это – возможность «прокачать» себя как профессионала?

– Это возможность поработать на Севере, получить определенные навыки, потом вернуться в Республику Беларусь и применить их здесь. Однако, если у человека есть интерес работать на Севере, он может трудиться там годами. Есть люди, которые пришли работать в «Белоруснефть-Сибирь» более 10 лет назад, и продолжают свое дело там. И даже на наши предложения вернуться в Республику Беларусь они отвечают отказом.

Есть еще одно преимущество работы в «Белоруснефть-Сибири». Люди работают вахтовым методом, их доставляют на место самолетом. Мы обеспечили логистику, которая позволяет быстро добраться до северного проекта. Вахта позволяет человеку, отработав 30 дней на севере, 30 дней находиться дома в Беларуси.

Возможность вахтового метода работы 30 на 30 позволяет человеку более качественно распоряжаться своим рабочим и свободным временем. Да, это не просто – тридцатидневная работа на Севере практически без выходных. Но если человек физически здоров, психологически себя настраивает на то, что он ставит высокие цели в жизни, такие как обеспечение себя и семьи, то работа в проекте «Белоруснефть-Сибири» – это правильный путь.

Мы учим людей рабочим профессиям у себя в учебном центре за свой счет. Наша учебно-методологические база подготовки является одной из лучших на постсоветском пространстве. Человек получает удостоверение соответствующего образца, которое позволяет ему потом работать на рынке Российской Федерации как в нашей компании, так и, возможно, за периметром «Белоруснефти», если так сложится его жизнь. Кроме того, мы предоставляем и будем расширять возможность работы в Беларуси во время межвахтового отдыха.

– Вот уже более полувека мы бережно добываем черное золото в Припятском прогибе. Как объяснить тот факт, что за практически шесть десятилетий работы в старой нефтяной провинции, мы то и дело прибавляет объемы?

– В первую очередь здесь сказывается бережное отношение «Белоруснефти» к людям. Это создает возможность для благоприятной смены поколений. Передача навыков, знаний, опыта, традиций переходит из поколения в поколение. Это дало возможность переосмыслить свою ресурсную геологическую базу, применяемые технологии.

На первый план я ставлю не только технологии, но людей, которые сумели освоить эти технологии. Самое важное, что «Белоруснефть» не потеряла специалистов. Мы ценим каждого из 27000. И это, несомненно, сильнейшая сторона работы «Белоруснефти» и ее конкурентное преимущество на рынке.

Еще с советских времен существовал такой термин – «белорусская школа нефтяников». Сочетание человеческого потенциала, технологий и техники, наших серьезных инвестиций в это всегда давало хороший эффект.

– Какой бы большой акцент вы ни делали на людей, речь еще и про постоянные серьезные вливания в технику и технологии. Без этого тоже никуда?

– Возвращаясь к началу нашего разговора о том, что, как бы сложно ни было на рынке нефти, мы понимали, что один год на другой не похож. Но «Белоруснефть» не должна допускать провалов в своем техническом перевооружении, потому что это дорого обходится. Осознание того, что надо настраиваться на борьбу за свое успешное присутствие на рынке, в какой-то мере позволило «Белоруснефти» достичь успехов в 2023 году.

– Развитию постчернобыльских территорий на государственном уровне и в том числе на уровне руководства нашей компании уделяется много внимания. Как бы вы оценили 2023-й, что он дал этому направлению?

– Я могу сказать, что постчернобыльские районы очень давно находятся в поле зрения и геологов, и нефтяников. Первое открытие нефти в 1953 году было сделано на территории Ельского района. Да, это было не промышленное открытие, но сам факт, что нефть есть, говорит о том, что южная структурно-тектоническая зона, а территориально это все чернобыльские районы, обладает перспективами нефтегазоносности.

И проведенные еще в советские времена работы привели к тому, что практически во всех чернобыльских районах — Лельчицком, Ельском, Наровлянском, Брагинском, Хойникском, были сделаны небольшие нефтяные открытия. То, что нам удалось произвести за последние 5 лет, это, конечно, не шажок, а шаг вперед. Я бы особенно отметил территорию Хойникского района, который уже практически встал в число основных нефтедобывающих регионов нашей страны.

Еще лет 7 назад там были скважины только с признаками нефтегазоносности. А сегодня в этом районе добывается около 100 тысяч тонн нефти. И есть все основания говорить о том, что добыча будет расти. Мы проделали большую часть так называемых камеральных, теоретических работ. В 2023 году начали строить скважину на территории Лельчицкого района.

Даже то, что в 2024 году мы приступаем к строительству нефтяной трубы, которая будет вести с территории Хойникского района в Речицкий, говорит о многом. Никто бы не строил такой объект, если бы речь не шла о промышленных объемах добычи нефти.

– Сегодня «Белоруснефть» обладает крупнейшей сетью АЗС в стране. Какой вы видите трансформацию заправочных комплексов, какими они являются уже сейчас и какими должны стать в перспективе?

– Наши заправочные комплексы, прежде всего, ждет трансформация как объектов торговли, мультикомплексов. И с учетом того, что активно идут процессы электромобилизации транспорта, мы должны понимать одно – человек сохранит свою мобильность. И крайне важно создать людям возможность свободно передвигаться по стране для того, чтобы обеспечить и экономические интересы, и личные.

Заправка должна быть удобным местом, где можно получить услугу заправки, не важно, каким топливом: традиционным бензином, дизельным, сжиженным автомобильным газом, а также электричеством, включая торговлю сопутствующими товарами и общепит.

Сегодня на наших АЗС мы развиваем комплексный сервис. Для того, чтобы водитель максимально экономил свое время и оставался довольным тем, что он принял решение быть клиентом сети «Белоруснефть».

– Вторая сторона медали. Параллельно мы развиваем бренд Malanka и являемся обладателями крупнейшей сети ЭЗС в масштабах СНГ. Возможно, обывателям покажется, что не очень логично развивать два конкурентных направления. Но это тоже с заботой о будущем?

– Конечно. Это работа на рынке, который только формируется. Если бы это не делала «Белоруснефть», это делали бы другие. И для многих крупнейших энергетических компаний мира такой энергопереход уже сегодня является общепринятой тенденцией.

Мы видим в этом определенную синергию: человек сегодня «на колесах», увеличение доли электротранспорта в общем потоке неизбежно. На наших объектах каждый должен получить комплекс услуг. Мы рассчитываем, что вопросы электромобилизации только усилят наши позиции на рынке заправки транспортных средств и позволят нашей компании оставаться крупнейшим субъектом торговли на территории Республики Беларусь.

– Направлений работы у «Белоруснефти» много, и, возможно, это тоже про секрет успеха. Хочу спросить про яркий пример развития сельхозблока, к которому мы подходим как к полноправному бизнесу. Наверняка, когда только появлялись первые сельхозпредприятия, вы не раз слышали скепсис относительно их будущего. Сегодня мы можем сказать, что практически по всей стране созданы сильные сельхозкомплексы…

– Продукты питания – это базовые вещи, необходимые для удовлетворения потребностей человека. Развитие этого направления создает дополнительные возможности для компании. Я надеюсь, развитие сельскохозяйственной отрасли внутри компании органично дополняет те виды бизнесов, которые сегодня есть у нас в «Белоруснефти». Однако я не могу сказать, что этот проект уже структурирован полностью. Он еще должен найти свое место.

– Плюс – это не только бизнес, но и социальная ответственность. Ведь приходя в небольшие населенные пункты, мы развиваем эти территории?

– Безусловно. Плюс – в области сельхозпроизводства, если говорить о цифровизации процессов, мы являемся лидерами. Ведь сельское хозяйство – это не только поля, это и фермы, и помещения для выращивания птицы, переработки. Все должно быть определенным образом автоматизировано, выстроено по строго технологическим режимам. Если этого не будет, прибыли такие процессы в перспективе не дадут.

– Если говорить про цифровизацию, я знаю, что это направление в компании находится под вашим личным контролем. Сегодня это требование к любой из отраслей «Белоруснефти»?

– Лучшее, что есть сегодня на рынке, мы стремимся внедрять во все сферы деятельности нашей компании. Потому что это – конкурентное преимущество, снижение издержек производства и, наконец, создание высококвалифицированных рабочих мест, без которых будущее практически невозможно. Молодежь, в первую очередь, требует работу на таких рабочих местах.

– 2024 год в Беларуси указом Президента объявлен Годом качества. Это и про рост экономики, и про развитие благосостояния каждого жителя. Как эти задачи на государственном уровне находятся в синергии с традиционными взглядами «Белоруснефти»?

– Качество процессов определяется, с моей точки зрения, прежде всего стандартами предприятия. И на сегодня конкурентоспособность компании, эффективность производственных процессов играют важную роль. На любом предприятии есть и так называемые локальные стандарты.

Их строгое соблюдение приводит к тому, что процессы производства становятся безопасными, а выпускаемая продукция, как результат этих процессов, высококачественной и конкурентоспособной. Это выгодно как для предприятия, так и для человека, выбравшего товар или услугу «Белоруснефти».

– Внутри «Белоруснефти» принято также задавать тематический тон предстоящего года. В 2024-ом это – традиции и наследие. Хорошая основа для решения задач в области улучшения качества. Как считаете?

– Все мое интервью пронизано этой нитью. Считаю, что компания, которая не помнит своего прошлого, не формирует традиции, в долгосрочной перспективе вряд ли останется успешной на рынке. Лишь выстраивание работы не только с материальной, но с духовной стороны обеспечит залог успешности крупной компании.

– Что на ваш взгляд дает успешность личную и профессиональную?

– Желание человека сделать и для себя, и для компании больше. Люди должны быть очень энергичными. Они не должны бояться показывать свою заинтересованность в процессах, которые происходят в компании. Формула успеха сегодня – в активности, в самообразовании людей.

0
1170

Комментарии отключены.

Читайте также