Кофе-пауза
Инна Ёлушкина

Жизнь играет разными красками

Автор: Виктория ЛАЗЮК / фото Дмитрий САПОВ/ NEFT.by
0
1604
14.11.2023

Инна Ёлушкина о принципе «кошачьей лапы», профессии и судьбе

В нашей интернет-кофейне предлагаем вам немного переключиться, отдохнуть, сделать паузу, выпить вместе с нами чашечку кофе, почитать неофициальные интервью, узнать об истории кофе и рецептах кофейных напитков. У нас можно немного поупражняться в кофейном «психоанализе» – определить характер человека по кофе, который он предпочитает. Присоединяйтесь.

Вкусное чтение. Наше кофейное интервью постараемся сделать таким же насыщенным, многослойным и, конечно же, бодрящим, как сам кофе.

Сегодня у нас в гостях Инна Ёлушкина, начальник экспертно-правового отдела центрального аппарата компании «Белоруснефть». И мы пьем кофе, который приготовлен по рецепту дегустаторов этого напитка. Словом, это кофе для каппинга. Ну, или почти. По крайней мере, очень близок к такому виду. Такой способ заваривания позволяет понять чистый вкус напитка, разложить его по вкусовым нотам. Пожалуй, закономерно, что сегодняшняя гостья нашей виртуальной кофейни остановилась именно на таком виде кофе. Досконально изучить, творчески применить и получить задуманный результат – для нее по-другому и быть не может. И дело не только в профессии, которая требует экспертного, глубокого, аналитического подхода ко всем рабочим процессам. Это, скорее, отношение к жизни. С собственными выводами, формулами, принципами. Отношение, в котором читается энергия и кропотливость, глубина и ироничность, скрупулезность и легкость.  Но, обо все по порядку.

Инна Ёлушкина – начальник экспертно-правового отдела центрального аппарата.

В 1995 году окончила Гомельский государственный университет им. Ф. Скорины по специальности экономика и социология труда, в 2002 году в этом же вузе получила специальность правоведение. После окончания вуза, с 1995 года работает в объединении «Белоруснефть». Начинала инженером отдела экономики и права БелНИПИнефть. В 1996 году перешла в центральный аппарат «Белоруснефти» на должность экономиста отдела реформирования собственности. С 1997 года работает в экспертно-правовом отделе, сначала экономистом, затем, окончив вуз по специальности правоведение, юрисконсультом.

Ее работа неоднократно отмечена наградами разного уровня. Среди них – Почетная грамота и Благодарность РУП «Производственное объединение «Белоруснефть», Почетная грамота Гомельского городского исполнительного комитета.

В 2015 году назначена на должность начальника экспертно-правового отдела центрального аппарата компании «Белоруснефть».

Является председателем первичной организации «Белорусский Союз женщин» РУП «Производственное объединение «Белоруснефть», член совета Гомельского отделения Белорусского республиканского союза юристов.

– Какой кофе предпочитаете?

– Я предпочитаю кофе, который завариваю сама. Кофе в зернах размалываю, заливаю его горячей водой, настаиваю и добавляю сахар. В основном, пью кофе дома, желательно в уединении. При этом люблю либо свежезаваренный горячий напиток, либо уже совсем остывший, холодный.

С небольшой натяжкой такой способ заваривания можно назвать кофе для каппинга – профессиональной дегустации, во время которой определяют вкусовые и ароматические характеристика кофе. Сторонники такого вида напитка – эксперты, предпочитают рассматривать любую ситуацию в «чистом» виде и со всех сторон. В целом же любители черного кофе надежны и обязательны, предпочитают определенность и порядок. Это сильные, уверенные в себе люди. Для них важна стабильность, традиции, устои. Тем не менее, прекрасно сочетают верность своим принципам и гибкость мышления. Не против авантюр и приключений, но никогда не переходят грань разумного. Считаются хорошими партнерами, надежными коллегами и верными друзьями. Но наша сегодняшняя гостья нередко пьет и холодный черный кофе. Значит, к вышеперечисленному добавим еще несколько характеристик, свойственных тем, кто любит холодные кофейные напитки. Это энергичность и напористость. С такими людьми никогда не бывает скучно – они всегда фонтанируют новыми идеями и способны создать праздник и приключение буквально из ничего.

–  Для вас кофе – это история про вкус или атмосферу?

И про вкус, и про атмосферу. Но все-таки кофе на работе – это не то, что дома. На работе кофе не становится паузой, перерывом. Скорей, способ отвлечься или переключиться. Дома – другая атмосфера, обстановка. Можно спокойно подумать.

– Выжиматели ветра – так называли парусники для перевозки кофе. Они позволяли доставить зерна быстро, но бережно. В вашей работе кто для вас становится такими «выжимателями ветра»?

– Зачастую я сама для себя становлюсь таким выжимателем. Я человек достаточно энергичный, могу придать ускорение не только сотрудникам, но и себе, и тем, с кем мы работаем в различных направлениях. К тому же у нас в отделе прекрасный коллектив, в котором выстроены очень хорошие отношения, мы тонко чувствуем друг друга. Поэтому и работа идет достаточно слаженно. Юристы моего отдела – очень вдумчивые, глубокие люди, которые постоянно развиваются, учатся, много читают, в первую очередь в области юриспруденции. Это личности тонкие, мыслящие и даже ранимые. Коллектив отдела непростой, как любая творческая команда. Юрист – это творческая профессия. Говорят, сколько людей, столько мнений. Но про эту категорию существует утверждение, может и шуточное, что два юриста – это уже минимум три мнения. Поэтому, когда по одному и тому же вопросу каждая из моих сотрудниц имеет свою аргументированную позицию, мне нужно всех выслушать, разобраться, принять решение и выстроить работу отдела так, чтобы мы работали в одном направлении, с едиными подходами. Потому что именно мнение юриста становится порой той самой точкой, которую ставят в конце многих дебатов, споров. И, опять-таки, моя задача – уловить все нюансы, совместить, объединить все позиции и выстроить единое направление в работе.

– С чем можно сравнить вашу работу?

Как человек, который занимался музыкой, ассоциирую нашу работу с оркестром. Причем, с симфоническим оркестром, в котором много инструментов – и струнные, и духовые. И задача дирижера сделать так, чтобы это многоголосие, оркестр зазвучал. И зазвучал так, как он это чувствует, слышит. Вот это искусство. Так и руководители должны организовать дело так, чтобы все работало как единый механизм. Поэтому для меня мой отдел, мой оркестр – очень тонкий организм.

– А в чем состоит творчество в юриспруденции?

– Приведу «детский» пример. Есть такой стишок – у попа была собака, он ее любил, она съела кусок мяса, он ее убил. Так вот, юристы, как творческие люди, до сих пор спорят – по чьей вине произошла смерть собаки? Из-за попа или из-за куска мяса? Формулировка, фраза понятная – он ее убил. Но это смотря как ее выстроить, как ее толковать. И в зависимости от интонации, акцента, смысловая нагрузка уйдет в некий вектор, в некий ракурс. В этом и состоит умение правильно, четко толковать и применять норму. Это искусство.

– Для вас в работе важнее статус или вкус работы?

– Вкусный статус и статусный вкус. Знаете, я была и в должности рядового юрисконсульта, мне нравилось то, чем я занималась. Но когда поднимаешься на уровень руководящего звена, появляется другой масштаб деятельности, более объемный взгляд на определенный события. Поэтому тут симбиоз, скажем так.

– В вашей работе допустим эксперимент? Или в юриспруденции не до экспериментов?

–  Несмотря на то, что это очень опасная сфера для опытов, считаю, нужно экспериментировать. Наш отдел – это нормотворческий орган, который принимает очень активное участие в подготовке огромного количества документов для всего объединения, погружен во все бизнес-процессы. Неважно что это – обжарка кофе или бурение, санаторные путевки или строительство завода, электрозарядные станции или зарубежные проекты – юристы в теме. А учитывая, что «Белоруснефть» – это махина, огромный конгломерат, то разрабатывая новый документ, мы понимаем, что он будет регулировать деятельность почти 27 тысяч человек. Поэтому все службы, задействованные, например, в разработке некоего нового локального акта для какого-то направления деятельности, бизнес-процесса, в котором будут закреплены определенные правила, прописаны нормы, очень тщательно подходят к процессу. Но при этом каждая служба рассматривает все в контексте своей работы. Автор документа видит это по-своему, финансисты – со своей точки зрения, строители или отдел кадров, например, со своей. И так каждый участвующий в разработке документа. Я в такой ситуации порой предлагаю взять что-то среднее, по сути, проэкспериментировать, посмотреть, как будет работать эта норма, как ее прочтут, истолкуют и будут применять на местах, в конкретных ситуациях. Потому что сценарии могут быть разные – мы вкладываем в формулировку одно, воспринять это могут по-другому, а реализовывать вообще по иному непредвиденному варианту. Запускаем пилот, анализируем. И прелесть тут в том, что «Белоруснефть» выступает в роли законодателя, а значит документ можно откорректировать достаточно быстро. Поэтому эксперименты допустимы, но действовать нужно очень аккуратно, даже филигранно, так как это может быть чревато последствиями. Тем более, учитывая, что мы регламентируем работу многотысячных коллективов.

– Есть ли у вас стремление стать лучшим, первым в профессиональной деятельности?

– Амбиции, стремления добиться максимальных показателей должны быть. Это нормально, и у меня они есть. Быть лучшим – это очень непросто, но здорово. Наш отдел награждали грамотами, мы выигрывали различные юридические конкурсы разных уровней. То есть получали достойную оценку эффективности работы… Но нет предела совершенству.

– Желание лидировать было у вас всегда?

– Я к этому не стремилась, но у меня получалось. Еще в детстве, школе считалась лидером. Хотя не прилагала к этому особых усилий. Была даже секретарем комитета комсомола в школе, окончила школу с золотой медалью, институт – с красным дипломом. Но, если ты первый, то и отношение к тебе соответствующее – нельзя падать, нужно эту планку держать. Это как у спортсменов. Одно дело, когда ты прошел все эти круги ада, пролил тонны пота и на соревнованиях поднялся на первую ступень пьедестала. И совсем другое – удержать эти лидерские позиции. Это гораздо тяжелее, чем просто стать первым.

– Вы выбирали профессию осознанно или спонтанно?

– Изначально я пришла работать в отдел экономики и права. Будучи студенткой экономического факультета, практику тоже проходила в этом отделе. Проработав здесь определенное время, увидела, что идет уклон не только в сферу экономики, но и правового сопровождения деятельности предприятия. Кстати, в то время в «Белоруснефти» был только один юрист, который занимался всем объединением. Сейчас нас 14, и, на мой взгляд, это катастрофически мало. Но, честно говоря, получить юридическое образование мне подсказали родители, мол, если отдел экономики и права, то логично изучать юриспруденцию. Я так и сделала.

– Не жалеете, что так сложилось?

–  Нет, не жалею. Это очень интересное направление. Но требует определенных качеств: вдумчивости, внимательности, усидчивости и скрупулезности, дотошности, определенной степени педантичности.

– Как эти характеристики совмещаются с вашими личностными качествами?

– Мне кажется, всем юристам свойственно чувство юмора, иначе очень сложно заниматься этой профессией. Нужно уметь сочетать несочетаемое. Нужно быть осторожным и решительным одновременно, ироничным и веселым, подвижным, позитивным, но при этом уметь погрузиться в очень серьезные процессы. Надо уметь переключаться. Даже при всей моей, порой кажущейся, веселости, приходится в силу профессии и специфики должности прибегать к решительным действиям, занимать жесткую позицию в определенные моменты, особенно когда мы представляем интересы предприятия. Несмотря на красивое название функционала нашего отдела – «правовое сопровождение», «правовое обеспечение деятельности предприятия» – на самом деле мы занимаемся правовой защитой, находимся на страже и защите интересов государственного предприятия. И, невзирая на наши улыбки, на то, что в отделе все девчонки, мы твердо, профессионально защищаем, отстаиваем интересы «Белоруснефти».

– Какого стиля руководства придерживаетесь?

– Знаете, я очень люблю семейство кошачьих, особенно котов. Могу достаточно долго просто смотреть на этих животных. Так вот я для себя вывела принцип «кошачьей лапы». Думаю, что читатели-«кошатники» меня поймут. Когда мой кот кладет мне на руку свою лапку – она мягкая, нежная, бархатистая, как детская ладошка. Но до тех пор, пока я не попытаюсь поменять положение руки. Кот сразу начинает потихоньку выпускать когти, как бы предупреждая – будь тут. Дальше двигаешь руку – когти выпускаются сильнее, а потом появляются когти-лезвия. Вот это и есть принцип «кошачьей лапы» – если действуешь по правилам, все будет хорошо и комфортно. Но, если нарушаешь – последует жесткость. Это я привела очень образную аналогию, объемную… И это ни в коем случае не означает деспотизм или авторитаризм в управлении людьми.

– Есть в вашем профессиональном окружении люди, чьим мнением вы дорожите?

– В первую очередь, это мнение моих коллег, специалистов нашего отдела, о которых я могу говорить часами. Это большие умницы, профессионалы,  компетентные и ответственные. Мне их мнение очень важно. Если есть спорные моменты, мы обсуждаем это коллегиально. Я стараюсь учитывать все точки зрения.

– Обязательно ли получать удовольствие от работы?

– Ты живешь – это уже удовольствие. Работаешь – удовольствие. Мне кажется, если этого ощущения нет, если твое дело не приносит удовлетворения, то с такой работы нужно уходить. Знаете, как бывает в моей работе? Движешься в каком-то определенном процессе, проходишь через судебные тяжбы, тяжело, долго, эмоционально изматывающе, порой и ночью мозг продолжает работать, выстраиваешь линию защиты. И потом через несколько месяцев все-таки принимается решение в нашу пользу. Это такое ощущение победы, взрыв эмоций и адреналин. Вот это стоит дорогого, это так здорово! Или, когда начинаем бизнес-направление, где-то сбой происходит или какой-то законодательный акт застопорился… А потом его принимают в нашей редакции, той, которую вот здесь, за этим столом, сформулировали, написали, прошли через множество инстанций… То есть мы смогли убедить, донесли свои аргументы так, чтобы нас услышал законодатель. Это здорово, вкусно, это удовольствие – не представляете какое!

– А в жизни, в быту что приносит удовольствие?

– При всей своей открытости, я люблю побыть в уединении. Мне обязательно какое-то время надо побыть одной. Достаточно буквально полчаса. Тогда и стрессы, и плохое настроение уходят. Я таким образом восстанавливаюсь. Кроме этого, катаюсь на велосипеде и очень люблю петь. Иногда иду с работы и негромко напеваю что-то. Дома пою. А репертуар зависит от настроения – от русских народных песен, военных до современных. Вот это мне приносит удовольствие. Уж не знаю – рады ли этому мои соседи. Кроме того, пение, за счет размеренного глубокого дыхания, расслабляет, восстанавливает силы.

– Давно увлекаетесь музыкой?

– Увлечение музыкой началось еще в детстве – окончила музыкальную школу по классу фортепиано, тогда же и в хоре начала петь. И, кстати, тогда же поняла, как важно чувство локтя, вернее, дыхания. Невозможно долго петь на одном дыхании. Значит, кто-то должен дольше держать свое дыхание, приложить усилия, чтобы я успела набрать в свои легкие воздух, а после меня следующий. То есть, очень важно выстроить вот такую цепочку дыхания. Это и есть командная работа.

– От кого или чего вы устаете больше всего?

– Понимаете, иногда в течение дня ко мне зайдет 30 человек, и я не устану. А может прийти один человек, и через 15 минут после общения с ним мне потребуется восстанавливаться. То есть энергетически могу устать.

– Как часто и по какому поводу вы бываете недовольны собой?

– Я критично отношусь к себе. Холодным взглядом смотрю на себя со стороны. Могу быть недовольна, когда не дала себе паузу для обдумывания, для принятия решения. К счастью, эти решения кардинально не повлияли на какие-то события ни в личной жизни, ни в работе. Стараюсь исправить ситуацию, если это возможно. И признать ошибку, в первую очередь, для себя. И неважно, касается это работы или других сфер жизни. Я очень уважаю людей, которые могут признавать свои ошибки. Это сильные, зрелые личности.

– Что вы не простите даже друзьям, близким?

– Когда-то услышала фразу – «Я прощу тебе все, что не прощу остальным, и прощу другим то, чего не прощу тебе». Наверное, у каждого есть несколько таких людей, которым ты простишь все то, что не простишь другим. И наоборот. Но опять-таки, надо смотреть шире. Простить – не значит забыть, а не забыть – не подразумевает месть. Вот эту цепочку надо четко выстраивать.

– Кем бы вы стали, появись возможность начать все сначала?

– Я бы стала дирижером. Мне вообще нравится творческое направление. Мне было бы интересно сделать так, чтобы хор либо оркестр зазвучал так, как я это слышу. И очень мне интересна была бы профессия переводчика классической литературы. Я помню еще с юности свои впечатления от «Ярмарки тщеславия» Уильяма Теккерея. Читаю русский перевод, а там слово «финтифлюшка». Помню, как размышляла – а как же это слово звучит по-английски? Как автор перевода так прочувствовал текст, так адаптировал его для русскоязычного читателя? Это очень тонко.

– У вас остается время на чтение художественной литературы? Что порекомендуете?

– Я всем рекомендую классическую литературу. Классика, классика и еще раз классика. Надо к ней возвращаться, читать, перечитывать.

– Вы по натуре романтик, реалист, прагматик?

– Все зависит от ситуации. Наверное, я все-таки симбиоз. Когда нужно, я отброшу все эмоции, буду выдержанной и хладнокровной. Но в другой ситуации, могу быть ранимым и романтичным человеком.

– Вы гадаете на кофейной гуще?

– Нет.

– А в судьбу верите?

–  Я для себя вывела формулу, что такое судьба. У меня получилось три «с». Это совокупность свершившихся событий. Например, я могла бы стать дирижером, или еще кем-то. Но я совершила определенные шаги, произошли различные события. И в совокупности – вот моя судьба. Такие мои три «с» и получились.  Может, я верю в судьбу. Но все-таки выбор делаем мы сами. А выбор есть всегда.

– Профессиональные бариста знают как без помощи сиропа, сахара сделать кофе сладким, насыщенным, многогранным, объемным по вкусу. Главный секрет – соблюсти баланс горчинки и кислинки. А как, по-вашему, в жизни тоже это правило работает? Без горечи, проблем, трудностей не обойтись?

– Когда все очень долго хорошо, ровно, спокойно, выдержано – это не вкусно. Должен быть перец, соль, должна быть контрастность. Нужно поплакать, погрустить, ощутить драйв. Иначе это неинтересно, серо и пресно. Жизнь все-таки должна разными красками играть, как и вкус нашего кофе. Главное, не переборщить, попытаться соблюсти баланс, действовать аккуратно, гибко, спокойно и не забывать про юмор – это спасательный круг.

 

0
1604

Комментарии отключены.

Читайте также