Кофе-пауза
Владимир Крыжановский

У каждого жизнь имеет свой вкус

Автор: Виктория ЛАЗЮК / фото Дмитрий САПОВ/ NEFT.by
0
1099
17.10.2023

Владимир Крыжановский о работе, адреналине и атмосфере

В нашей интернет-кофейне предлагаем вам немного переключиться, отдохнуть, сделать паузу, выпить вместе с нами чашечку кофе, почитать неофициальные интервью, узнать об истории кофе и рецептах кофейных напитков. У нас можно немного поупражняться в кофейном «психоанализе» – определить характер человека по кофе, который он предпочитает. Присоединяйтесь.

Вкусное чтение. Наше кофейное интервью постараемся сделать таким же насыщенным, многослойным и, конечно же, бодрящим, как сам кофе.

Адреналин, скорость до 100 километров в час, снег, ветер, мороз. Так гость нашей виртуальной кофейни рассказывает о своем увлечении, любовь к которому он привил и своей семье. Речь идет о горных лыжах. Об ощущениях, атмосфере он упоминает прежде всего, рассказывая и о работе. Хотя, казалось бы, какая атмосфера может быть в сложном производственном подразделении – Управлении по повышению нефтеотдачи пластов и ремонту скважин. Кстати, кофе – для него это тоже про атмосферу. Итак, сегодня встречаемся за чашечкой ароматного напитка с начальником УПНПиРС Владимиром Крыжановским.

Владимир Крыжановский – начальник Управления по повышению нефтеотдачи пластов и ремонту скважин.

Родился в Светлогорске. В 1994 году окончил с отличием Гомельский техникум железнодорожного транспорта по специальности техник-электромеханик подвижного состава. В 1999 году – Гомельский государственный технический университет им. П. О. Сухого по специальности горный инженер, а в 2001 году в этом же вузе получил специальность инженер-экономист.

После вуза распределился в компанию «Белоруснефть», где проходил стажировку по рабочим специальностям в ключевых подразделениях нефтесервисного блока (Управлении промыслово-геофизических работ, НГДУ «Речицанефть», Управлении по повышению нефтеотдачи пластов и ремонту скважин, Светлогорском управлении буровых работ): рабочим на геофизических работах, оператором по поддержанию пластового давления, по добыче нефти, обезвоживающей и обессоливающей установки, помощником бурильщика подземного и капитального ремонта скважин, помощником бурильщика эксплуатационного и разведочного бурения скважин. После стажировки, через год, направлен в Светлогорское управление буровых работ, где начинал со специальности инженер по бурению в группе технологии. Позже был назначен на должность заместителя начальника районной инженерно-технологической службы-1, руководителем группы технологии центральной инженерно-технологической службы, заместителем главного инженера по строительству скважин-начальником ЦИТС, главным инженером.  В январе 2013 года назначен начальником Светлогорского управления буровых работ.

С сентября 2016 года – начальник УПНПиРС.

Какой кофе предпочитаете?

– Все зависит от компании, ситуации и цели. Одно дело, когда находишься дома, на рыбалке, в дороге. Кофе меня бодрит. Люблю взять кофе на наших автозаправках. Пробовал, конечно, различные виды напитка, но американо мне больше всего подходит. Люблю и чай. Например, на отдыхе, на природе, у водоема с удочкой, остановлю свой выбор на травяном чае. То есть, кофе для меня – это, скорее, про атмосферу, состояние души в определенный момент.

Американо выбирают люди в меру рациональные, в меру чувствительные. Имеют собственное мнение на все, интересные собеседники. Не упрямые и не догматики. Открыты для чужого мнения, если оно имеет прочную доказательную базу. Прекрасно сочетают верность своим принципам и гибкость мышления. Слушают всех, у всех учатся, много анализируют. Они всегда успевают, ищут кратчайший путь к достижению своей цели, как правило, успешны. Никогда не переходят грань разумного. В серьезных и важных вопросах всегда сохраняют трезвую голову.

– Выжиматели ветра – так называли парусники для перевозки кофе. С их помощью корабль шел плавно и в то же время быстро. А кто для вас становится такими выжимателями ветра в рабочих ситуациях, когда нужна оперативность и осторожность одновременно?

–  Если провести параллель с нашим предприятием, то задача – качественно и в срок выполнить свою работу. А сделать это можно, только опираясь на команду.  Несмотря на то, что важна в том числе роль лидера, конкретного специалиста, но все же значительная часть зависит от работы коллектива. И, чтобы, как вы говорите, зерно доставили качественно и в срок, необходимо учесть много факторов. Это и специализация, и профессионализм, причем в каждом отдельном направлении. Я считаю, что не бывает специалиста во всех сферах. Специалист – это профессионал в конкретном деле. А команда – совокупность специалистов, людей со своими личностными качествами, которые также помогают в работе, влияют на результат.

– Что вы цените в команде? Какой коллектив стремитесь создать?

– Для меня важны целеустремленность, направленность, знание дела в своем направлении. И, конечно, взаимопонимание. Потому что, если специалист все знает в своем деле, но не умеет работать слаженно, то какое-то направление будет проседать. Поэтому так важен баланс между специалистами. Только тогда они приведут к поставленной цели – будь то работа предприятия в целом или корабль с кофе. Поэтому и атмосфера в коллективе важна. Работать, опираясь только на профессионализм, навыки, не учитывая взаимоотношения между работниками, не получится. Я, как человек, работавший руководителем на двух предприятиях – Светлогорском управлении буровых работ и уже семь лет в Управлении по повышению нефтеотдачи пластов и ремонту скважин, могу сказать, что коллективы отличаются. Влияние оказывает специфика работы, поставленных задач, пути их выполнения. Поэтому знаю, что атмосфера очень важна, как и связь между поколениями. На предприятии работают, как 20–25-летние, так и 55–60-летние. Если не будет взаимопонимания между этими поколениями, не будет связи, то и результата не будет. Если работники вахт, бригад, отделов, служб не находят общего языка даже в личностных вопросах, то возникают проблемы и в работе. Поэтому, думаю, что взаимоотношения между людьми – это залог успеха. По крайней мере, один из основных.

– А удается выстроить отношения между разными поколениями? Как оцениваете новое поколение?

–  Сам себя еще считаю молодым поколением. Понятно, что мы – дети Советского Союза, и нынешняя молодежь, воспитанная на всевозможных гаджетах, компьютерной технике, по-разному воспринимаем мир и относимся ко многим вещам. Поэтому очень важно выстраивать связь между поколениями, иначе вместе работать будет сложно. Например, я пришел работать в СУБР после института, мне было 26 лет. И попал в основное производство – цеха, буровые. Работал, общался, в основном со специалистами зрелого возраста – от 55 до 63 лет. Сложились отношения как с родителями. Они меня учили работе, жизни, профессии – навыкам актуальным на то время. Понятно, что мы развиваемся, технологии меняются. Но на человеческом уровне, если не найти связь, общие точки соприкосновения с коллегами, то не сможешь трудиться в коллективе, получать знания, которые на данный момент необходимы в работе. Человек, который вне коллектива, вне общения с опытными бурильщиками, мастерами, инженерно-техническими работниками, будет испытывать проблемы и в карьере, и в профессиональном развитии. Я тоже пытаюсь прочувствовать молодых, развиваться. Помогают собственные дети – сыну 21 год, дочке – 17.  Это поколение IT и, общаясь с ними, проецирую это на 25-30-летних, чтобы найти с ними общий язык. Вот и получается, что семья, дети помогают мне многое понять. Тем более, что у нас в управлении средний возраст 38 лет. В основном, процентов 80, на рабочие специальности к нам приходят ребята после обучения в нашем УПК, без опыта работы. И здесь надо правильно ввести их в коллектив. Помимо того, что показать работу, объяснить, что и как делать, надо обязательно рассказать о своих традициях, правилах. Основная работа – с людьми. Производственные показатели, финансовый результат – это хорошо. Но в идеале люди должны после работы возвращаться домой без травм, увечий и иметь хорошую заработную плату.

– Вас устраивает положение дел в управлении?

– Положение дел может устраивать, наверное, только на пенсии. Хотя, не всегда и не всех. Некоторые и на пенсии все время внедряют какие-то новшества – на даче, в воспитании внуков, в собственном развитии, у них всегда присутствует в жизни заинтересованность чем-либо. Так и в производстве. Всегда хочется движения вперед, улучшения действующего положения. И на любом предприятии всегда есть цели, вопросы, проблемы на пути к ней. Для меня, если все устраивает – это не жизнь, если ты успокоился, наверное, ты уже умер. Так что всегда хочется чего-то лучшего, нового.

– Что для вас важнее статус или вкус работы?

–   Наверное, вкус важнее. Если ты не получаешь какого-то удовлетворения от работы, то зачем такая работа? Значит, работа не твоя, ты не на своем месте. Статус тоже имеет большое значение, но для меня вкус важнее.

– Обязательно получать удовольствие от работы?

– Считаю, без этого невозможно. Понятно, что бывают разные ситуации, ошибки, недочеты в работе – это жизнь. Но тем дороже победа, положительные эмоции, которые ты получаешь после того, как избавился от недостатков, решил проблемы.

– А что вас может расстроить, вызвать непонимание?

– Пожалуй, проблемы с персоналом. Это касается и психологического климата в коллективе, и безопасных условий труда. Я, как руководитель несу ответственность за каждого. Моральную, материальную, физическую. Ты обязан вернуть его домой здоровым и невредимым. Но, к сожалению, все невозможно предусмотреть. Недопонимание расстраивает. Когда пытаешься донести свою мысль, поставить какую-то задачу для выполнения общего дела, а тебя не так поняли или ты неправильно что-то сказал.  А в остальном все поправимо.

Когда у вас плохое настроение, вы что делаете, как выходите из этого состояния?

– В таких ситуациях помогают занятия спортом. Бег, плавание, велосипед. Вернулся с работы, переоделся и побежал.  Если есть проблемы, получается их обдумать. Таким образом расслабляюсь. Если это выходные, то удочка, лодка, поездка к реке, посиделки у водоема с чайком.  В отпуске предпочитаю активный отдых – горные лыжи. Адреналин, скорость развиваешь до 100 километров в час. Хотя, чаще отпуск под детей подстраиваю – всем привил любовь к горным лыжам: детям, жене. Раньше, когда получалось, ездили все вчетвером.  Иногда, хочется некоторое время побыть одному. Тогда еду на Припять, порыбачить.

– Какой самый большой улов был?

– Щука килограмм на пять. Но у меня нет цели поймать побольше. Мне, скорей, нравится сам процесс, атмосфера. В последнее время я или отпускаю рыбу, или отдаю родственникам, друзьям.

– А в работе есть ли стремление «выловить большую рыбу», стать первым, лучшим?

–  Стремление быть первым, лучшим зависит от целей. Можно быть первым, лучшим в моменте, в течение часа, месяца, полугода. Или глобально в технологическом плане на уровне солидных фирм. То есть, всегда есть к чему стремиться. А чтобы постоянно поддерживать удовольствие от достижений, можно поставить себе индивидуальные цели. Тем более сейчас такое время – компания «Белоруснефть» – это большой промыслово-испытательный полигон. Меняются конструкции скважин, их сложность при проводке, используются новые виды каротажных исследований, новый бурильный инструмент, обсадные колонны, буровые растворы и цементные смеси, телеметрия, работы по выполнению профиля наклонно-направленных  скважин, проходят апробацию новые подходы в освоении скважин, например, многостадийный гидроразрыв пласта. Все это нужно изучить и освоить. И в этом процессе задействованы буквально все подразделения – и профильные, и непрофильные. Происходит технологический прорыв. Я в профессии 24 года и, если сравнивать прежнее время с нынешним, – кардинальная разница. Это не значит, что тогда было плохо или неправильно.  Тогда технологии были на одном уровне, сейчас на другом и планка все выше и выше. Так что задача остается – быть лучшими, первыми.

– Что еще предстоит сделать в нынешнем году? Какие первостепенные задачи стоят перед Управлением по повышению нефтеотдачи пластов и ремонту скважин?

–  УПНПиРС работает уже более полвека. Сегодня это сложившийся коллектив со своей историей и традициями. Залог успеха – обеспечение безопасных условий для труда, безаварийная работа бригад, снижение непроизводительного времени, простоев, задача – по максимуму исключить влияние пресловутого «человеческого фактора». Большое внимание уделяем освоению нового оборудования и технологий с одновременной подготовкой квалифицированных кадров.

Среди перспективных направлений – участие нашего коллектива в работах по проводке наклонно-направленной части ствола скважин за рубежом, в первую очередь, в Российской Федерации. Чтобы на равных конкурировать с другими компаниями на этом рынке, нам нужно тщательно освоить новую технику и технологии, качественно подготовить персонал. Что касается белорусского региона, то здесь мы уже ремонтируем и строим более сложные объекты. Среди них – горизонтальные, субгоризонтальные, разветвленные, многозабойные скважины, с увеличенными диаметрами окончаний. Это, естественно, влечет за собой изменение методов, форм, подходов, самой структуры процесса строительства и ремонта скважин. Поэтому, уделяем очень большое внимание подготовке кадров. Профессия ремонтника скважин сегодня требует не физической силы, а определенной квалификации. Так что планов и задач много. По всем направлениям идем с перевыполнением. Но нет предела совершенству. Всегда думаешь: здесь можно было сделать лучше, а здесь – по-другому. Но уже анализируя, пытаешься не допускать ошибки. Работаем дальше.

– Для вас выбор профессии был осознанным или спонтанным?

– Пожалуй, спонтанным. Выбор был, скорее, на подсознательном уровне. Потому что родители, старший брат работали в нефтяной отрасли.  Хотя учился я в железнодорожном техникуме. И уже после его окончания, тем более получил красный диплом, по совету отца поступил в ГГТУ им. Сухого на специальность горный инженер. Так я пришел в профессию. А дальше все по классике – распределение. Попал в Светлогорское управление буровых работ. Была хорошая практика. За год мы прошли по всем рабочим специальностям нефтесервисного блока.

– Для молодого специалиста опыт рабочей специальности полезен?

– Для меня это было полезно. Во всех смыслах. Например, был такой случай. Прошел инструктаж, сдал экзамены, вышел на работу помощником бурильщика в СУБР. Идет спуско-подъемная операция. Задача – установить свечу на подсвечник. Направляю свечу (часть бурильной колонны), бурильщик останавливается. Спрашиваю: «Что такое?». Он говорит: «Посмотри на ноги».  Опускаю голову, а нога находится как раз под трубой по траектории ее движения.  Спасибо бурильщику. Спас от травмы. Одного раза, чтобы научиться и понять, где нахожусь и что делать дальше, мне хватило. Так что считаю, что это полезная практика. Начинаешь понимать, что делает каждое подразделение, что такое полный цикл нефтесервисного блока.

– По прошествии лет не жалеете, что так сложилось в жизни?

– Нет, ни в коем случае. Здесь всегда развитие, новые технологии, подходы, задачи. Работа динамичная. Меня все устраивает.

А, если бы была возможность начать все сначала, выбрали бы этот же путь?

– Так я не знаю альтернативы. Мне этот путь нравится. Я ни о чем не жалею.

– Вы верите в судьбу?

– Нет, я больше реалист. Процентов на 60–70. Остальное – в комплексе. Присутствует и романтика, и прагматизм.

– Какого стиля руководства придерживаетесь?

– Для меня оптимален такой тип управления, который приносит предприятию больше пользы, обеспечивает стабильность производства, поступательный характер развития. Эффективный управленец должен уметь грамотно комбинировать либеральный, авторитарный и демократический стили руководства, принимать разные решения, в зависимости от требований реальной ситуации, чтобы все способствовало выполнению производственных задач. Главное для меня – создать безопасные условия труда, здоровую рабочую атмосферу, обеспечить предприятие необходимым объемом работ и выплату достойного вознаграждения за труд, выходить на зарубежные рынки и готовить кадры для этой работы.

Всегда ли вы говорите то, что думаете? И надо ли это делать?

– Все зависит от собеседника. Если понимаю, что человек воспримет все адекватно, тогда надо сказать правду, и это пойдет на пользу делу. Но говорить неправду тоже не в моих правилах. Скорей, не донесу всю информацию.  Надо аккуратно подбирать слова, смотреть на состояние человека, как он поведет себя.

– От кого или чего вы устаете больше всего?

– Устаю, когда что-то не получается. Продумал, просчитал все на 2-4 шага, подготовился, а на выходе не получилось. Приходиться возвращаться к началу, анализировать, разбираться, что не учел, искать другой путь. Правда, иногда это бодрит. Все зависит от длины пути. Если путь затягивается и не видно конечного результата, это напрягает.

Что вы не простите даже лучшим друзьям, близким?

–  Пожалуй, нет такого. Мне, кажется, если понять мотивацию, для чего человек это сделал, то, наверное, поймешь и его поступок. Обидеться, чувствовать душевный дискомфорт – да, можно. Тем более, мы говорим о друзьях, семье. Поэтому пытаюсь разобраться, понять. По моему мнению, в этой жизни просто так ничего не делается. Всегда у человека есть мотивация, всегда есть «зачем».

– Профессиональные бариста знают как без помощи сиропа, сахара сделать кофе сладким, насыщенным, многогранным, объемным по вкусу. Главный секрет – соблюсти баланс горчинки и кислинки. А как, по-вашему, в жизни тоже это правило работает? Без горечи, проблем, трудностей не обойтись?

–  Думаю, что примеров жизни без проблем нет. И не может быть. Человек всегда допускает ошибки. У него есть какие-то эмоции, положительные, отрицательные. У него есть какой-то жизненный опыт. Он переживает неурядицы, проблемы, горе. То есть, взлеты и падения неизбежны. Поэтому у каждого жизнь имеет свой вкус. И все зависит от того, как ты к этому вкусу относишься.

0
1099

Комментарии отключены.

Читайте также