МИР

Север – это уникальный шанс

Автор: Виолетта ДРАЛЮК / фото Вячеслава СУХОДОЛЬСКОГО и из архива Натальи ГРИБ/ NEFT.by
0
1151
10.10.2023

В проекте «Мир» о нефтяниках в международных проектах

Российский вектор – один из стратегических в деятельности «Белоруснефти». За десятилетия работы в северных районах Западной Сибири белорусские нефтяники зарекомендовали себя как специалисты экстра-класса. Привносить передовое и лучшее, учиться новому и поддерживать репутацию лидеров на рынке с более чем серьезной конкуренцией – именно это транслирует компания в своих внешних проектах. И транслирует через специалистов, для которых российское направление стало уникальной возможностью наращивания компетенций и карьерного роста. Очередной герой проекта «Мир» – начальник отдела организации труда и заработной платы компании «Белоруснефть» Наталья Гриб, чья профессиональная история тесно связана с городом Губкинским Ямало-Ненецкого округа. И вот же не скажешь, что нефтяные промыслы Сибири – женское дело. Но только не в этом конкретном случае.

С «Белоруснефтью» познакомил … футбол

– Обычно по-разному приходят в «Белоруснефть». Кто-то со студенческой скамьи, кто-то по стопам родителей, а кто-то потому, что рос в городе нефтяников – Речице, бок о бок с нефтедобытчиками…

– В Речице тоже доводилось жить, но нет, мои родные места – городской поселок Лельчицы, белорусское Полесье. Хотя сегодня уже можно говорить, что родилась и выросла в нефтяном регионе, просто тогда мы об этом не знали)). Ведь именно в Лельчицком районе сейчас бурят первую поисковую скважину, спустя 30 лет! Старт в профессии, которую выбрала как раз, следуя примеру мамы – Белорусский торгово-экономический университет потребительской кооперации в Гомеле, в этом вузе получила специальность экономиста-менеджера. На протяжении нескольких лет работала экономистом в крупных торговых организациях, в специализированном конструкторском бюро «Гомсельмаша» – инженером по подготовке производства. А еще экономистом футбольного клуба «Гомель», спонсором которого является «Белоруснефть». Вот тогда и состоялось первое знакомство с компанией. Доводилось приходить в центральный офис, в отдел организации труда и заработной платы для согласования различных локальных документов по направлениям деятельности. Но между знакомством и работой в «Белоруснефти» прошло несколько лет. Весна 2013 года. На тот момент я возглавляла отдел материально-технического снабжения предприятия «Молочные продукты». Именно тогда мне предложили должность инженера 2 категории отдела организации труда и заработной платы компании. Получается, 10 лет назад.

– Не пугали масштабы предприятия?

– Конечно, многовекторность направлений деятельности «Белоруснефти», большое количество подразделений в стране и за рубежом, огромный коллектив – это было новое. Но суть работы – знакома и понятна. Ведь за плечами был достаточный опыт. И, конечно же, освоиться и набрать профессиональную силу помогали коллеги. Как сейчас помню, наш кабинет находился на 8 этаже центрального офиса, возглавляла отдел Елена Александровна Юрова, высококлассный специалист, которая обладала огромным багажом знаний и умела ими делиться. Вот именно тогда у меня появилось сознательное понимание того, насколько важно не упустить момент и учиться у таких профессионалов, профессионалов с большой буквы.

Крутая перемена

–  И когда на повестке дня появился российский Север? Восприняли это как возможность роста?

– Предложение возглавить отдел труда и заработной платы предприятия «Белоруснефть-Сибирь» возникло через три года после моего прихода в компанию. В ноябре 2016. И для себя я восприняла это предложение не как движение вверх по карьерной лестнице. Тогда я уже работала начальником отдела организации труда и заработной платы центрального аппарата. Для меня это было движение вглубь, погружение в специфику работы наших российских «дочек», возможность изучить ее в нюансах. Постараюсь объяснить: когда работаешь в центральном аппарате компании, конечно, работаешь со всеми подразделениями, но сложно вникнуть в специфику производственных процессов для того, чтобы точно подобрать инструменты материального стимулирования. В случае же с «Белоруснефть-Сибирью» – это как взгляд изнутри, понимание сути производственных процессов, условий, в которых они реализуются, проблемных вопросов, с которыми сталкиваются. Именно это для меня было интересно и важно в профессиональном плане… А к переменам я готова всегда. На мой взгляд, подобные переходы делают специалиста в разы компетентнее, а значит увереннее, сильнее и эффективнее в своем деле.

– То есть согласились сразу?

– Именно так и было. Позвонила Ольга Владимировна Федорович (на тот момент начальник управления трудовых ресурсов компании, ныне заместитель генерального директор по идеологической работе и социальному развитию «Белоруснефти» – прим. автора). Решение я приняла на протяжении одного телефонного разговора в выходной день. Время «на подумать» не брала. Хотя, конечно, и волнения были, и опасения. Новый коллектив, в котором свыше тысячи работников, удаленность от головного предприятия и «большой» земли, непривычные климатические условия… Ольга Владимировна поехала вместе со мной, представила коллективу. И на старте это была очень важная и ценная поддержка.

– Первые впечатления не охладили желание узнавать изнутри специфику работы в Ямало-Ненецком округе? Все-таки за 4 тысячи километров и условия Крайнего Севера.

–  Ну, да, в ноябре было очень холодно, на улице – 30. Когда вышли из аэропорта Ноябрьска, куда прилетели, чтобы отправиться далее в Губкинский, удивило то, что все машины, стоявшие на парковке, работали. Потом водитель объяснил, что в такие морозы транспорт не глушат… И еще запомнилась дорога в Губкинский. У нас обычно вдоль магистрали сплошь аншлаги с указанием населенных пунктов, дорожные знаки. Там тоже многочисленные аншлаги, но только с названиями месторождений: «куст скважин» такой-то. В Беларуси – деревни, на Ямале – «кусты» скважин))… Но это только первые впечатления. И, конечно, они не охладили. Все было интересно и удивительно. Наверное, год я ходила с широко открытыми глазами. Один праздник оленеводов чего стоит! Красочно, самобытно… А в целом Губкинский – красивый молодой город, обустроенный, комфортный, развивающийся. Здесь все продумано, создан максимум для самореализации и взрослых, и детей. Не зря же говорят: «Губкинский – город мечты».

– Кстати, а на сколько ехали?

– Первоначально планировалось, что на год. Но этого мне оказалось реально мало. И лично мое решение было остаться на четыре.

На Севере один в поле не воин. Вот ни в чем

– В работе были открытия?

– Помню, когда ехала, мне говорили: ты не понимаешь, какие там условия, морозы, буровые за сотни километров от Губкинского! Да, все было. Но к этому адаптируешься. Еще, возможно, и потому, что по ключевым принципам непосредственно моей работы больших отличий не было. Да, трудовое законодательство отличается, но незначительно. Конечно, были особенности, с которыми в Беларуси не доводилось сталкиваться. Например, повышенная оплата труда (районный коэффициент, процентная надбавка) в районах Крайнего Севера, вахтовый метод работы с продолжительностью рабочей вахты 30 и более дней… Нюансы. Но раньше с этим не пересекался, а здесь узнаешь, применяешь. А вот, что реально отличалось – работа «дочки» в условиях очень высокой конкуренции на российском нефтегазовом рынке. И это хорошо укрепляет, прокачивает профессионально, когда четко формулируешь позицию, умеешь ее отстаивать и столь же настойчиво заявлять о себе, доказывая преимущества. Именно в Губкинском я оценила всю ценность и силу командной работы.

–  И в чем, скажите, северная особенность?

– Знаете, на Ямале – один в поле не воин. Вот ни в чем. Производственные ли вопросы, бытовые. Такое чувство локтя, как в Губкинском – это реально что-то особенное. И работа, и досуг, и спорт. Всегда все вместе. И это тоже колоссальный опыт, который навсегда остается с тобой. С 2016 до 2020 год я проработала в «Белоруснефть-Сибири» с двумя руководителями – Виктором Валентиновичем Архипенко и Дмитрием Семёновичем Гузовым, проработала в отличной команде коллег-профессионалов… И абсолютно уверена, что без командного взаимодействия центрального аппарата «Белоруснефти» и «Белоруснефть-Сибири», других подразделений компании не удалось бы столь оперативно и успешно разрешить перевахтовку наших бригад во время пандемии коронавируса в июне 2020 года. С этим не только мы, все столкнулись впервые. Но именно «Белоруснефть» первой в стране смогла благополучно разрешить сложнейшую ситуацию. Одновременно при этом в условиях запретов, ограничений, изоляции нужно было продолжать работу на объектах Сибири, выполнять договоренности с заказчиками… Это было не просто, но настолько впечатляюще: все вместе мы реально огромная сила, для которой нет препятствий! И за каждым из работников компании стоит «Белоруснефть», независимо от географии.

– А очень личные открытия, которые увезли с собой?

– В Губкинском открыла для себя такой вид спорта как стрельба из винтовки, увлеклась им, занималась с коллегами в секции, участвовала в корпоративных соревнованиях. И еще то, что мой день рождения – 1 апреля – не весной, а зимой. Случалось праздновать его и в – 40.

– Что-то мне теперь подсказывает, что бывших «суровых» нефтяников не бывает?

– Это точно! Губкинский – в сердце. По-прежнему на связи с теми, с кем довелось работать на Севере. И, конечно, особенно «болею» за наших нефтяников-сибиряков, идет ли речь о производстве или о достижениях вне работы. Всегда откликается!

Кто не бывал, тот не поймет

– Всегда спрашиваю у героев «Мира»: что сказали бы тем, кто для себя решает, стоит ли участвовать в подобных проектах?

– Уверена на сто процентов – попробовать стоит! Это не теория, это личное убеждение, основанное на собственном опыте. Конечно, кто не бывал, тот не поймет. Но Север – это уникальный шанс вырасти профессионально. Мне даже не с чем сравнить опыт, полученный в Губкинском. Потому что он действительно неоценим. Причем, не только в профессиональном плане, когда прокачиваешь себя по самым разным направлениям, становясь универсальным специалистом, обретая уверенность и компетентность в узких вопросах и смежных сферах. Но и в личностном росте – хороший шанс открыть собственные сильные стороны и на многое взглянуть иначе. Понять, что мы сами себе устанавливаем рамки, в реальности наши возможности безграничны.  Главное – этот шанс дает компания, шанс узнать другую страну, расширить и нарастить компетенции, получить уникальный опыт. И вот теперь скажите, где еще такое возможно?

0
1151

Комментарии отключены.

Читайте также