МИР

На высоких скоростях: как белорусы осваивают Китай

Автор: Виолетта ДРАЛЮК / фото из архива Константина АЛЕКСЕЕВА/ NEFT.by
0
925
25.07.2023

Рассказываем о нефтяниках в зарубежных проектах

В проекте «Мир» о том, как работа в крупнейшей отечественной компании «Белоруснефть» становится стартом не только для карьерного роста в родной стране, но и открывает возможности для участия в масштабных международных проектах. Быть среди первых – именно в таком статусе наши нефтяники зачастую приходят в новые страны и открывают миру Беларусь. Очередной герой – Константин Алексеев. Еще недавно ведущий инженер управления скважинных технологий и сервиса центрального аппарата компании, а ныне заместитель директора по техническим вопросам дочернего предприятия «Белоруснефти» в Китае – «Шаньдун БН международная компания». Как так сложился китайский маршрут?

С широко открытыми глазами и полным погружением

Константина Алексеева удалось застать за пару дней до отъезда в Поднебесную. И поговорить «вживую» перед началом длительной командировки в составе делегации «Белоруснефти». Для него она стала второй. И в статусе сотрудника УСТИС последней. После ее завершения Алексеев – заместитель директора дочернего предприятия «Белоруснефти» в Китае, а место его работы не Гомель, а город Циндао. Думал ли о таком повороте на старте нефтяной карьеры? Константин признается:

 Даже в январе 2023 года такой мысли не было. Все молниеносно произошло. И я очень рад такому повороту. Начало нового – это всегда интересно, перспективно, захватывающе…

Отношения с «нефтянкой» у Константина Алексеева особенные. Продолжение династии. И осознанный выбор специальности «горный инженер» в Гомельском государственном техническом университете им. П.О Сухого. В 2007 году аккурат после окончания вуза и стартовал в профессии. Как оно – из студентов в практики, вспоминает с улыбкой:

Начинал оператором по химической обработке скважин 2 разряда в подразделении «Белоруснефти» – УПНПиРС. Первые впечатления от работы на промысле: тогда  промысловая реальность сильно отличались от теоретической в учебниках. Я бы сказал, прям глубоко отличалась. С широко раскрытыми глазами пришлось корректировать знания, полученные в стенах вуза. За полгода прошел хорошую шлифовку с полным погружением в специфику работы. Поначалу в поле: кислотная обработка, приготовление жидкости гидроразрыва и другие стандартные операции… А далее инженером-технологом. Но мне повезло оказаться в «нефтянке» в очень интересное время.

Гидроразрыв шаблона

Как раз в 2007 году в подразделение поступил первый флот гидроразрыва пласта. Собственно, Алексеев и попал в тот цех, который непосредственно занимался этими работами.

Все только начиналось. И это очень впечатляло. С одной стороны, причастность к совершенно новому проекту для компании, с другой, открытие для себя направления, о котором прежде читал лишь в учебниках. Когда запускалась техника, огромные машины, это было что-то грандиозное, словами не передать. И, конечно, колоссально разнилось с тем, что тогда преподавалось в вузах на основе литературы еще советского времени. Этакий разрыв шаблона. Масштабнее, интереснее, серьезнее! ГРП зацепил меня сразу.

Перспективному молодому специалисту вскоре предложили перейти в центральный аппарат компании. Производственный отдел по бурению скважин, так тогда называлось УСТИС, подбирал кадры, подразделение расширялось. В планах было несколько масштабных зарубежных проектов.

Требовалось хорошее знание английского. А у меня еще после школы иностранный был на высоком уровне… Так что с декабря 2007 года я уже трудился в должности инженера отдела внешнего сервиса по строительству новых скважин созданного на тот момент УСТИС. Тогда же и начал набирать силу проект «Белоруснефти» в Сибири, соответственно, нужны были люди, которые курировали бы отсюда деятельность предприятия в Российской Федерации. То, что в целом предстояло в новой должности: закупки, сопровождение, техническая часть… Исполнение и контроль. И для меня это уже было освоение административных функций, новых компетенций.  

Разговаривая о разном, то и дело выходим на гидроразрыв пласта. Константин им «болеет» в хорошем смысле этого слова. И его легко понять.

Направление ГРП – то, что считаю знаковым. Один из самых успешных проектов компании не только в Беларуси, но и за пределами. Наши специалисты научились делать его полностью под «ключ»: оснащение, инженерная, лабораторная, научная часть – это все было пройдено с нуля, своими силами. Считаю, это огромное достижение. Делаем сами и учим других. По технологическому уровню «Белоруснефть» в лидерах по проведению подобных операций. Сейчас практически нет тех работ, которые мы не могли бы выполнить, когда речь идет о ГРП. С этой технологией мы приходили в другие страны, где гидроразрыв, скажем, был на базовом уровне, делался единично. В одном из таких зарубежных проектов, помню, очень сильно удивили партнеров, когда приехали на скважину и уже через семь дней начали работу. Они были в шоке: разве это возможно да с таким результатом на выходе!

Нефтяной треугольник Поднебесной

Китай в направлениях работы инженера Алексеева появился в феврале этого года. Благодаря … гидроразрыву пласта и новому масштабному проекту «Белоруснефти» строительству завода по производству фракционного кварцевого песка для ГРП в Брестской области, что привело к необходимости поиска оборудования. Делегация «Белоруснефти» отправилась в Поднебесную. Константин рассказывает:

Предварительно подобрали четыре компании в Китае, которые выпускают подобное оборудование. Но первым делом побывали на тех производствах, где оно уже используется на практике. А после отправились непосредственно на предприятия-производители. Эти компании больше ориентированы на внутренний рынок. Тем не менее, с топ-менеджерами мы общались и на английском, друг друга хорошо понимали. В общей сложности по этой теме посетили 4 города. Определили, что необходимо закупить, выбрали, запустили процесс.

Но для ведущего инженера УСТИС это была только первая часть командировки. Изначально не планировалось, но так получилось, что ему довелось в Китае включиться в решение еще одной задачи – по поиску оборудования для геофизиков, которое используется для строительства скважин, исследований. Речь о геофизических приборах, наземной аппаратуре и многом другом. Делится подробностями:

И здесь в части английского языка уже было на порядок лучше. Большинство терминов – международные устоявшиеся, которые все нефтяники знают. Были случаи, когда китайские специалисты, обсуждая на родном языке технические вопросы, друг друга не понимали, но когда переходили на английский и принятую «нефтяную» терминологию, все сразу становилось на свои места. И для меня это был интересный момент… Геофизическое направление отрабатывали на протяжении двух недель. А в сумме моя первая командировка в Китай длилась месяц. В маршруте 11 городов. От Пекина на запад страны, далее на восток, и возврат в Пекин. Получился своеобразный нефтяной треугольник, в котором сконцентрирована нефтяная промышленность Поднебесной.

В Китае нужно побывать

Как гидроразрыв пласта в свое время зацепил Константина, так теперь Китай после февральской командировки задел нефтяника за живое. Вернулся под впечатлением:

После месяца в Поднебесной для себя открыл, что наше представление о Китае все-таки консервативно. Конечно, я предполагал, что страна превзойдет мои ожидания. Читать в интернете и видеть своими глазами – это разные вещи. Но не думал, что настолько… Как они умеют, что умеют и в каких масштабах – это очень сильно. Первое, что я сказал руководству, когда вернулся: «Прежде, чем что-то говорить и обсуждать, туда нужно обязательно съездить и увидеть все собственными глазами». Технологический уровень, уклад жизни – все в «цифре». В Китае планируют на 50 — 100 лет вперед. И ритм жизни иной. Один лишь пример: стандартная скорость поездов 300 — 350 км/ч. То есть в наших условиях до Минска можно добраться за час. Лично меня Китай впечатлил. И своей скоростью, и небоскребами, и размахом, и технологичностью.  

Когда от руководства «Белоруснефти» поступило предложение продолжить работу по Китаю, но уже в качестве заместителя директора по техническим вопросам дочернего предприятия непосредственно в Поднебесной, Алексеев согласился сразу. Объясняет:

Почему в принципе возникла необходимость в таком топ-менеджере? Не хватало технической поддержки на месте, дистанционно осуществлять ее сложно. Урегулирование производственных вопросов должно происходить очень быстро, и китайские партнеры, как показывает практика, ответно будут быстро делать то, что необходимо. Какие-то из этих вопросов должны решаться оперативно на месте. Выехать на завод, обговорить, изучить в нюансах, проконтролировать. И теперь это мое направление. А в целом устранение существующих нюансов, сложностей, препятствий в сотрудничестве и анализ предложений китайского рынка под наши потребности. Спектр задач широкий.

Новое, конечно, заряжает, воодушевляет и окрыляет. Кто же спорит. Но неужели ни тени сомнения или легкого напряжения перед неизвестностью. Все-таки за тысячи километров, другой язык, иной менталитет. И не в командировку, а, в принципе, «насовсем». Только у Константина собственный взгляд на этот крутой поворот:

Пока единственный барьер, который вижу для себя – незнание языка. Китайский для европейцев, как для иностранцев русский. Но хочешь понять страну, нужно знать язык, на котором здесь общаются. Так что первым делом – изучение китайского. Все остальное решаемо. По жизни я сторонник периодических изменений, встряски. Это выводит из привычного круга, заставляет меняться мозг и направление мышления, что-то принимать, переоценивать. На мой взгляд, жизнь именно такой процесс, процесс перемен. И Китай – это уникальная возможность быть среди первых, осваивать новое перспективное направление для компании. Уверен, мы многому можем научиться у восточных партнеров. И они многому могут научиться у нас. Инженерная школа белорусской «нефтянки» – это школа советского времени, сильная в плане подходов, основательности, разработок и изобретений. Так что процесс взаимопроникающий. Такая синергия и создает предпосылки для технологий высокого уровня, которые в итоге облегчают жизнь всему миру.

На работу – в провинцию Шаньдун

Вторая командировка в Китай в составе делегации «Белоруснефти» во главе с заместителем генерального директора компании Денисом Воробьёвым для нашего героя уже стала более глубоким погружением в предстоящие направления работы и предметным знакомством с будущими партнерами. И дорогой – на работу в провинцию Шаньдун, где и базируется офис дочернего предприятия объединения (на фото).

Во время этой поездки белорусским нефтяникам удалось масштабно представить «Белоруснефть» в КНР и проработать ключевые векторы сотрудничества. Месяц работы в плотном графике без выходных, от 500 до 2 тысяч километров в день, участие в 23-й Международной нефтяной выставке CIPPE-2023, крупнейшем промышленном форуме, десятки заводов в четырех провинциях, а в них Пекин, Тяньцзинь, Янтай, Дунъин, Чэнду, Наньян, Цзинчжоу и другие города… По результатам поездки принято решение сформировать рейтинг китайских компаний и брендов. В первую очередь это ведущие государственные компании-производители оборудования. Также планируется разработать алгоритм контроля изготовления и приемки оборудования на производственных площадках производителей с участием технических специалистов «Белоруснефти».

Что открыл и в чем утвердился Константин Алексеев на старте участия в новом международном проекте, говорит как есть уже в статусе заместителя директора «Шаньдун БН международная компания»:

Уверен, что в Китае работать просто необходимо. Для «Белоруснефти» диверсификация в приоритете, на сегодня это одна из главных задач для обеспечения бесперебойной поставки оборудования, расходных материалов, запчастей соответствующего качества. Нужно иметь пул, условно, из 50-100 компаний, которые могут производить и поставлять оборудование не только нефтепромыслового характера, но и для заправок, сельского хозяйства… Ведь наша компания объединяет разные направления. Стратегически правильно налаживать эффективное и взаимовыгодное сотрудничество с китайскими компаниями. И в этом плане, думаю, один из шагов, который нам предстоит – адаптация под китайскую модель ведения бизнеса с отсечением всего того, замедляет процесс. Как говорил один из китайских топ-менеджеров, жизнь слишком коротка, чтобы тратить время на проволочки, бюрократию. Если теряешь время на этом участке, то уже опаздываешь на другом, и тем самым теряешь конкурентные преимущества… За время командировок убедился, что китайцы очень семейные люди. Семья для них на первом месте. Выходные и праздники они всегда проводят с родными людьми. Здесь знают цену времени и реальным ценностям. В их понимании, лишние навески и надстройки, которые не упрощают процесс, а осложняют и замедляют его, и смысла не имеют. 

Перед отъездом в Китай коллеги по управлению скважинных технологий подарили нефтянику льняную рубашку с белорусским орнаментом. Так что «родная» рубашка, с улыбкой замечает Константин, теперь «всегда при мне»:

Но и мир сегодня настолько близок, что, благодаря интернету, достаточно считанных секунд, чтобы быть на связи даже через тысячи километров.

 

0
925

Комментарии отключены.

Читайте также