Кофе-пауза
Константин Шевеленко

Жизнь заставляет экспериментировать

Автор: Виктория ЛАЗЮК / фото Вячеслав СУХОДОЛЬСКИЙ/ NEFT.by
0
1126
20.06.2023

Константин Шевеленко о «засидке», профессии, умении слушать и слышать

В нашей интернет-кофейне предлагаем вам немного переключиться, отдохнуть, сделать паузу, выпить вместе с нами чашечку кофе, почитать неофициальные интервью, узнать об истории кофе и рецептах кофейных напитков. У нас можно немного поупражняться в кофейном «психоанализе» – определить характер человека по кофе, который он предпочитает. Присоединяйтесь.

Вкусное чтение. Наше кофейное интервью постараемся сделать таким же насыщенным, многослойным и, конечно же, бодрящим, как сам кофе.

Сегодня пьем кофе с человеком, который все знает о вышкостроении и ответственности, выстраивании отношений в рабочем коллективе и охоте. Мужественный и сдержанный. Считает, что нельзя делать все на эмоциях. Эмоции уйдут, а высказывания останутся. Любит лес, работу и многокилометровые поездки на автомобиле. Умеет ладить с людьми и работать эффективно. Он, как говорится, «потрогал профессию руками» – после вуза устроился в «Белоруснефть» электромонтером. Итак, кофе-пауза с начальником Вышкомонтажного управления Константином Шевеленко.

Константин Шевеленко с   19 января 2016 года  работает начальником Вышкомонтажного управления компании «Белоруснефть».

В 2001 году окончил Белорусский государственный университет транспорта по специальности «организация движения и управление на транспорте», в 2013 году – Гомельский государственный университет им. Ф. Скорины по специальности «разработка и эксплуатация нефтяных и газовых месторождений». После вуза устроился в Вышкомонтажное управление «Белоруснефти». Начинал электромонтером по ремонту и обслуживанию электрооборудования 3-го разряда. Затем работал вышкомонтажником-электромонтером, инженером производственно-технологического отдела, заместителем начальника вышкомонтажного цеха № 2, в 2011 году назначен начальником этого цеха. С 2013 до 2016 года – главный инженер Вышкомонтажного управления. В 2016 году возглавил подразделение. В 2011 году награжден Благодарностью ВМУ, в 2022 году – Почетной грамотой РУП «Производственное объединение «Белоруснефть».

– Какой кофе предпочитаете?

– Предпочитаю американо без сахара. Многие говорят, что кофе бодрит, помогает проснуться. Я бы не сказал. Это скорее, привычка, традиция, утренний обряд, работает уже на подсознательном уровне. Встал, принял душ, выпил кофе. Без кофе уже кажется что-то не так. Это, наверное, уже стиль жизни. Даже, заезжая на заправку, сразу что делаешь? Пьешь кофе.

Любители американо рациональны. Они всегда успевают, ищут кратчайший путь к достижению своей цели, как правило, успешны. Их интеллектуальные способности позволяют им видеть мир в неординарном свете. Это сильные, уверенные в себе личности, приверженцы чистоты и строгости, серьезные люди, предпочитающие простую жизнь. В отношениях с людьми особенно ценят надежность, искренность. Не прощают вранья. Умеют грамотно расставлять приоритеты и часто отличаются склонностью к кропотливой работе. Чаще всего выбирают жилье подальше от центра города, так как не терпят суеты. Давайте проверим соответствует ли такая характеристика реальности.

– Где вы предпочитаете пить кофе?

Лучше дома. С утра с женой. Выпил чашку кофе и побежал на работу. В кругу друзей тоже люблю посидеть за чашкой кофе. Во время кофе-паузы можно обо всем поговорить, обсудить, отойди от обыденных тем. Это создает определенную атмосферу.

– Выжиматели ветра – так называли парусники для перевозки кофе. Требовалось доставить зерна быстро, но бережно. А в вашей работе, кто выступает в роли выжимателей ветра?

– Наверное, заказчики. Они ставят задачи. Основной из них – это Светлогорское управление буровых работ. Работаю в «Белоруснефти» уже 21 год на разных должностях – от монтажника до начальника. И все время работаем с СУБРом. Дело в том, что мы зависим от ритмичности их работы, от конкретики поставленных задач. Если у них все складывается, то и мы знаем, что, где, когда. Но исходя из собственного рабочего, жизненного опыта, скажу, что такого никогда не было. У нас в музее хранится один из номеров журнала «Нефтяник Беларуси» за 1993 год, в котором опубликовано интервью с Василием Ивановичем Марухнием, главным инженером ВМУ в то время. И он тогда говорил, что у нас нет четких задач, так как у заказчика нет четкой производственной программы. Мы порой ощущаем себя пожарной командой. Потому что задачи, которые нам поступают, зачастую незапланированные. А решать их надо по мере их возникновения – сегодня, сейчас.

Журнал «Нефтяник Беларуси» за 1993 год

Благодаря нашему нынешнему коллективу, тому, что работники адаптировались к такой ситуации, понимают и умеют быстро переключаться, мы справляемся, выполняем задачи, которые перед нами стоят. За мою карьеру не было ни одного случая, чтобы мы подвели заказчика. Да, сложности возникают, но надо работать. Сегодня «больная» тема для нас – это транспорт. Потому что главные составляющие нашей деятельности – вышкомонтажные работы и транспорт, люди и машины. Если, например, на скорость и качество работы буровиков могут повлиять новые технологии, оборудование, промывочные жидкости, то в нашей работе я не вижу, что можно придумать нового. Может, я ошибаюсь. Но у нас главные составляющие – это человек, техника и понимание коллектива. Мы создаем музей, встречаемся с пенсионерами, они восхищаются нынешними скоростями бурения и говорят, что таких насосов, оборудования в их бытность не было. А что в Вышкомонтажном управлении сравнить с прошлым, что нового можно предложить? Только ключ, который сам будет крутиться, лопату с моторчиком?

– Если в вашем подразделении акцент делается на человеке, значит важна атмосфера в коллективе?

– Это самое главное. От микроклимата в коллективе очень многое зависит.  Ну, скажем так, около 60 лет существует Вышкомонтажное управление. Люди, которые начинали дело – примерно одного возраста. Поэтому уходили они на пенсию одновременно. То есть, одномоментно сменилось поколение специалистов, рабочих. Это было в 2016 году. Но новое поколение должно было еще сработаться, вникнуть во все. И в тот период, я, как руководитель, ощутил определенную сложность. Трудно было – главный инженер молодой, я, не имея огромного опыта по сравнению с теми, кто отработал по 4–5 десятилетий. Но прошло время, научились, где-то шишки набили, не без этого. Мы сегодня все молодые руководители, 40–45 лет. Да, все повторится, наступит тот этап, когда нам исполнится по 60 и мы тоже уйдем. Придут молодые. Поэтому очень важен микроклимат в коллективе, традиции взаимодействия, общения. Скажу честно, у нас так – приходят люди, я им даю на адаптацию год. Мы их закрепляем за опытными работниками, которые 5–6 лет у нас трудятся. Для дальнейшего продления контракта, я задаю вопрос бригадиру, мастеру, начальнику участка либо прорабу – как показал себя новенький? Если необходимо, еще беседуем с работником, объясняем. Были у нас такие случаи – человек поначалу не вписывался, а потом и разряд получал, и уровень профессионализма у него рос. А что касается формирования коллектива, то с моей точки зрения, если брать людей на работу, то со школьной скамьи. Сейчас мы договорились со Светлогорским колледжем, ребята получают там рабочие специальности. И уже наша задача сделать из них профессионалов. Если человек пять–шесть лет удержится, он никогда не уйдет, не будет, так называемым, бегунком – менять предприятия. Если кто-то из работников собрался уходить, то с каждым разговариваю. Потому что создать коллектив, обучить, вложить в него определенные средства, силы – это непросто. Но людям надо давать возможность расти – профессионально, по карьерной лестнице. Поэтому, конечно, бывает по-разному.

– А устраивает ли положение дел в своем ведомстве?

– Всегда хочется лучше. Что касается планов, то у нас нет вариантов – надо справляться. Наша основная задача – не подвести заказчика. Если скажу, что у нас все гладко, тихо, спокойно проходит – это не так. Есть и человеческий фактор. Один сразу понимает, другой по-другому трактует, надо объяснять. Одинаковых людей не существует. У нас как-то была учеба для руководителей. И проводили тест о восприятии информации.  Нас было 12 человек. Оставили одного и рассказали ему историю про корабль с попугаями на борту, три мешка чего-то, кораблекрушение. И он должен был один на один рассказать услышанное следующему, а тот – следующему и так по цепочке. А потом 12-й человек рассказывает эту историю всем вместе. И что получилось? В его рассказе уже не было кораблекрушения, попугаев. Получилась совсем другая тема. Это я к чему говорю? Надо получать обратную связь, чтобы быть уверенным в том, что тебя услышали, поняли.  Надо объяснять не только что сделать, но и зачем, тогда и работать все будут осознанно, с желанием. Что касается ближайших планов – это строительство в нынешнем году 54 буровых. Если сравнить с 2000 годом, когда мы строили 18 буровых, то это колоссальный рост. Среди других задач – нарастить бригады, выполнить работы, которые у нас связаны с северным предприятием и реализовать сопутствующий пилотный проект. Это производство угля. Я не считаю его глобальным. Но, исходя из того, что, у нас есть сырье, есть инструмент сбыта – через наши сети АЗС, почему не попытаться его реализовать? Мы прорабатываем вопрос с Китаем. Опыта, аналогов такому проекту нет. Но желание есть, как и определенные риски. Так что надо быть готовыми ко всему. Но, если не делать и не пытаться, ничего и не получится. Я не говорю, что все пойдет гладко, все новое просто так не дается.

– А ваша работа предполагает эксперименты?

– Я не назову это экспериментами. Но пытаемся пробовать новые подходы к выполнению работ. Жизнь заставляет экспериментировать. Например, предприятие купило буровую установку АРС-250. Нам ставят задачу смонтировать ее за 14 суток. Сразу казалось это невозможным. Но мы нашли решение, теперь это делаем. И думаю, что это не предел. Есть определенные мысли.

– Что важнее статус компании или вкус работы?

– Сложный вопрос. Статус компании должен быть, однозначно. Потому что, это определенный авторитет, который позволяет легче заходить на новые рынки и дает больше шансов на успех. Как говорится, встречают по одежке. А что касается самой работы, то, конечно, интересно решать поставленные задачи и получать максимум удовольствия, когда все удалось. Но решать самостоятельно. Мое мнение, если человеку ставят задачу и диктуют каждый шаг, говорят, как ему делать и решать – то, это не работник, а солдат – иди сюда или туда. Считаю, что достаточно поручить дело, а как ты будешь его выполнять – это уже твои задачи, твоя ответственность.

– Работа должна приносить удовольствие?

– Конечно. На работу надо идти с улыбкой. Желательно.

– А как вы оцениваете свою работу?

– Считаю, что оценку моей работе должен давать заказчик. Если он удовлетворен выполнением, ставит положительную оценку, значит работа сделана правильно, эффективно. И это приносит удовольствие. Если сделал неправильно, то надо разбираться, проводить работу над ошибками.

– Есть стремление стать лучшим в профессиональной области?

– Хотелось бы. Если вы будете стремиться стать лучшим, соответственно, о вас будут говорить, сформируется ваш имидж, бренд. Но не стоит забывать, если вас сегодня назвали лучшим, надо эту планку держать.

– А в работе, учебе, в целом, по жизни, вам хотелось быть лидером?

– Быть лидером, первым – это большая ответственность. Я этого никогда не боялся и не боюсь. Если мне доверили, значит, я отвечаю за то, чтобы не подвести тех, кто стоит за мной, стремлюсь оправдать доверие. Это самое главное.

– Вам знакомо такое чувство, как «счастье профессии»?

– Я начинал железнодорожником. Не знаю, почему стал нефтяником. Цепь случайностей. Наверное, сыграло то, о чем мы говорили – имидж, статус компании. В 2001 году я закончил БелГУТ, получил свободный диплом. Молодой, надо было создавать семью, а значит зарабатывать. Ну, так получилось по жизни, что в 12 лет моего отца не стало, мать одна меня растила, преподавала в школе. Так сложилось, судьбу не выбирают. И когда услышал, что есть набор, в «Белоруснефть», решил попробовать. Несмотря на то, что я получил образование инженера, не претендовал на какую-то там заоблачную должность. Нет, устроился электриком третьего разряда на базу ВМУ. Считаю, что это было правильно. Образование, конечно, дает человеку определенные плюсы, возможности, учит мыслить правильно. Но в большей степени все это дает опыт работы. Это мое мнение, может, я ошибаюсь. По себе сужу. Я пришел в Вышкомонтажное управление, не понимал, что это такое. Понадобилось 2–3 года, чтобы освоить какие-то навыки. Этому не учат в институте. Это все практика. Работаешь, вникаешь, запоминаешь действия в те или иные моменты. И через какое-то время, когда сталкиваешься с определенными ситуациями, проблемами, уже знаешь, как их решать. Вот так постепенно и формируется профессионализм. Дабы понимать всю специфику работы, все проблемы, которые возникают на объекте, желательно это все пройти через рабочую специальность, так сказать, через руки. И теперь приезжая на объект, разговаривая с коллективом, знаю, что они не смогут что-то приукрасить, преувеличить проблему. Они понимают, что я был рабочим, знаю, что это такое. И мне даже проще с коллективом говорить.

– Опишите свой обычный будний день.

– Просыпаюсь в 6.20. В 7 часов приезжаю на работу, так как у нас в 7.30 начинается селектор с заказчиками. В 8.15 – своя, внутренняя планерка.  И дальше рабочий день. Заканчиваем работу планеркой приблизительно в 17.20. Обсуждаем, уточняем планы на следующий день. Для сна оставляю 6–8 часов. Утром чашечка кофе помогает проснуться. Кто-то сова, кто-то жаворонок, а я не знаю, к кому себя отнести. Когда надо, тогда и встаю.

– Есть ли у вас любимое занятие, помимо основного рода деятельности?

– Это охота. Отец был охотником, что-то передалось, наверное. Дачу тоже считаю своим хобби. Люблю ездить на автомобиле, поэтому в отпуск с семьей всегда отправляемся на своем авто. Очень интересно ехать, знакомиться с новыми городами, узнавать новые места. В таких поездках ни от кого не зависишь, не привязан к какому-то расписанию – хочешь задержался где-то подольше, захотел кофе – остановился, выпил чашечку, надоело море – поехал в другое место или вернулся домой. Отпуск должен быть свободным от графика. График оставим для работы.

– А дети пошли по вашим стопам?

– Нет. У нас с женой две дочки. Старшая заканчивает первый курс юридического факультета БГУ, а младшая еще учится в школе – в 8 классе. Выбор профессии ей еще предстоит. Но честно сказать, я, например, сейчас даже не могу вспомнить почему я в свое время выбрал железнодорожный вуз.  В роду у меня железнодорожников не было. Скорее всего, поступали друзья, с которыми мы вместе занимались спортом, легкоатлетическим многоборьем и решили также вместе поступать.

– А что больше всего не нравится в работе, вызывает отрицательные эмоции?

– Когда ломаются планы. Ты запланировал что-то, все рассчитал, подготовился… Жалко потерянного времени. Понятно, что в нашей работе много моментов, которые мы не можем спрогнозировать. И я благодарен нашим работникам, за то, что мы всегда находим взаимопонимание. Стараюсь строить отношения в коллективе на принципах взаимовыручки. Допустим, есть три цеха. И у каждого хоть работа специфическая, но задача-то для всех общая. Объясняю, что все должны быть как единое целое – у кого-то что-то не получается, значит, помоги. И так по цепочке. Когда знаешь, что всегда есть тот, кто поддержит, тогда и работать легко, комфортно. Если вот такие отношения наладятся, то это будет машина, которую просто не остановить.

– Вы всегда говорите то, что думаете? И надо ли это делать?

– Не надо… создавать панику. Ну как вам сказать? Ну, иной раз не говорю то, что думаю, чтобы не обидеть человека. В дальнейшем я попытаюсь эту тему с ним обсудить. Но никогда не позволял себе и не позволю делать это публично. Поговорю один на один.

– Что вы не простите даже близким, друзьям?

– Обман, когда что-то делают скрытно, за моей спиной.

– Вы какой руководитель?

Скорее всего, демократический. Думаю, что лучший вариант решения проблемы – ее совместное обсуждение. Вместе все взвесили, проанализировали, рассмотрели с разных сторон, точек зрения разных специалистов и приняли оптимальное единое решение. Я же не могу быть экспертом во всех направлениях.

– От кого или чего вы устаете больше всего?

–  Да пока не устаю. Ну может, иногда психологически. Человеку присуще переживать, нервничать, быть эмоциональным. Когда все спланируешь, разложишь, на бумаге получается красиво, хорошо. А потом в процессе что-то происходит и результат не тот… Но это жизнь.

– А что вы делаете в такие моменты? Что предпринимаете, когда устали или плохое настроение?

– Раз, два, три и пошел дальше. Делаю паузу.  Перезагрузиться надо.

– Кем бы вы стали, появись возможность начать все сначала?

– Наверное, ничего бы не менял. Мне интересно работать.

– Вы по натуре романтик или прагматик, реалист?

–  Звезду с неба все равно не достанешь… Я реалист.

– Остается время на кино, литературу?

– Люблю кино. Среди моих фаворитов «Ликвидация». Сериал «Апостол» раза три–четыре пересмотрел. Нравится «Любовь и голуби». Каждый раз воспринимаю его по-другому – замечаю новые ситуации, сцены, мысли, акценты. Может, возраст?

– Вы гадаете на кофейной гуще?

– Нет. Я не романтик.

– А в судьбу верите?

– Мне кажется, что судьба есть, но все-таки многое зависит от человека, он сам кузнец своего счастья.

– Как часто и по какому поводу вы бываете недовольны собой?

–  В последнее время ругаю себя за то, что не могу сдерживать эмоции. Есть такая пословица: нельзя делать все на эмоциях, эмоции уйдут, а высказывания останутся. Поэтому надо себя сдерживать. Ну, может, в такие моменты чашечку кофе выпить, звуки послушать. В охоте есть такое понятие «засидка». То есть, садишься в укрытие и слушаешь лес. Иной раз ловлю себя на мысли, что сижу уже очень долго, а оказывается, всего лишь 15 минут. Вот в это время, которое тянется, думаешь не о насущном, а слышишь только лес – птиц, каждый хруст. Такое состояние тоже немножко напрягает, но это совсем другое напряжение. Так посидишь, и уже не столько тот зверь, добыча нужны, сколько отключить мозг. По-другому и не скажешь. У меня уже, как правило, по пятницам – в лес. В субботу, воскресенье – домашние, семейные дела.  А в пятницу у меня увольнительная.

– Без горчинки и кислинки не будет богатого вкуса, сладости в кофе. Главное в приготовлении соблюсти баланс. А как в жизни добиться такого объемного, густого, гармоничного вкуса?

–  Жизнь она и горькая, и сладкая. По-другому не будет. Как бы мы ни крутили, как бы мы не верили, что бы мы ни делали, какие бы фенечки себе ни вешали. Почему мудрецами становятся взрослые люди? Потому что они прожили жизнь, сталкивались с разными ситуациями, они научены собственным опытом. Конечно же, лучше учиться на чужих ошибках. Но жизнь невозможно прожить без своих ошибок. В этом, пожалуй, и есть ее объемный вкус, глубина.

О приготовлении американо

По методике заваривания и формату подачи различают три варианта: итальянская технология (классическая) – в эспрессо добавляют горячую воду, шведская (скандинавская) – кофе добавляют в кипяток, европейская – вода, подогретая до температуры 90 градусов и эспрессо подаются в отдельной посуде, клиент сам решает в какой последовательности смешивать напиток и в каком соотношении его разбавлять.

 

0
1126

Комментарии отключены.

Читайте также