Кофе-пауза
Татьяна Тужик

Надо крутить фуэте

Автор: Виктория ЛАЗЮК / фото Вячеслав СУХОДОЛЬСКИЙ/ NEFT.by
0
1262
10.05.2023

Татьяна Тужик о сцене и закулисье, звездах и работе, мечтах и целях, общественном и личном

В нашей интернет-кофейне предлагаем вам немного переключиться, отдохнуть, сделать паузу, выпить вместе с нами чашечку кофе, почитать неофициальные интервью, узнать об истории кофе и рецептах кофейных напитков. У нас можно немного поупражняться в кофейном «психоанализе» – определить характер человека по кофе, который он предпочитает. А затем сравнить с реальностью. Присоединяйтесь.

Наше кофейное интервью постараемся сделать таким же насыщенным и, конечно же, бодрящим, как сам кофе. Итак, вкусное чтение.

Сценарист, режиссер, хореограф, ведущая, актриса, менеджер, культуролог, директор. Сегодня у нас в гостях красивая талантливая женщина, которая во всем находит позитив. И даже из постера «Бегущие зебры» сделала картину «Цветные зебры». Она знает все о том, как устроить праздник, придумать и организовать красивое мероприятие, увлечь, зажечь… И не только знает, но и все это делает. О своей работе говорит: «Я не работаю, я живу своим делом». Чем бы она не занималась, полностью погружается в это дело. А еще она все знает о… чае.  Причем, эти знания подкреплены изучением правил чайной церемонии в Китае. Поездка в эту страну позволила пополнить коллекцию не только чая, но и чашек. Наша гостья, кстати, коллекционирует не только чашки, но и ключи от стран, в которых побывала. А рассказывая о Китае и чайной церемонии, сравнивает ее со сказкой: «Это сказка, которую ты делаешь сам для себя. Это очень похоже на мою профессию». Сегодня мы пьем чай с Татьяной Тужик, директором Дворца культуры и техники «Нефтяник» компании «Белоруснефть».

Татьяна Тужик – директор Дворца культуры и техники «Нефтяник» Управления социальными объектами компании «Белоруснефть».

В 1989 году окончила Гродненское культурно-просветительное училище, в 1995-м – Минский институт культуры (Белорусский университет культуры) по специальности культурно-просветительная работа.

После окончания училища, с 1989 до 1992 года работала руководителем хореографического коллектива Дворца молодежи ПО «Гомсельмаш», затем несколько лет была музыкальным руководителем детского сада № 20, который в то время находился на балансе НГДУ «Речицанефть».

С 1994 года – директор ДКиТ «Нефтяник».

В 2023 году за активную работу по развитию народного искусства и любительского творчества трудящихся получила звание лауреата с вручением Почетного знака и Диплома премии Федерации профсоюзов Беларуси в области литературы, искусства, журналистики и любительского творчества.

– Какой кофе предпочитаете?

– Я кофе не пью, но очень люблю его аромат. Это как море для меня. Я не плаваю, но очень люблю море – смотреть на него, дышать этим воздухом. Говорят, с утра надо выпить кофе, чтобы взбодриться. А у меня энергия зашкаливает. Мне порой надо успокоиться, опустить крылья. А пью какао и зеленый чай. Сегодня заварила жасмин. В Китае была на чайной церемонии. Узнала очень много нюансов – начиная от качества воды, последовательности ее добавления. Но главное – сначала надо получить эстетическое удовольствие. От красоты. Потом пробуешь – наслаждаешься вкусом, то есть испытываешь физическое удовольствие. И с каждым глотком это удовольствие впускаешь в себя. Имеет значение и посуда для чаепития. Я, кстати, коллекционирую чашки. Вот эти – из Китая. Сама чашка снаружи просто белая, а внутри с узором. Так и человек – вся его красота, суть, мировоззрение – внутри. Когда вы ее видите, вы понимаете, какое у вас должно быть настроение. И с каждым глотком чашка открывает рисунок. Это сказка, которую ты делаешь сам для себя. Это очень похоже на мою профессию.

Зеленый чай выбирают люди спокойные, уверенные в себе, ответственные. Они всегда ставят четкие цели, строят планы, следуют им и добиваются результатов. И все-таки, это большие мечтатели, своими сокровенными желаниями они делятся только с самым близким кругом. А если выбор пал на жасминовый чай, значит, это человек, на которого можно легко положиться. Он всегда следует правилам и договоренностям. Любит аккуратность и последовательность. Кроме того, о таких людях говорят, что они стараются держаться подальше от всего токсичного. Также характеризует человека и то, как и в чем он заваривает чай, какой посудой пользуется для чаепития. Визуалы всегда выбирают красивую посуду и следят за ее чистотой. А любители заваривать чай в стеклянных чайниках, как и наша собеседница, – определенно эстеты. Им нравится не просто пить вкусный и ароматный напиток, они выполняют весь ритуал заваривания. Больше всего в этом их привлекает «чайная» красота – наблюдать, как раскрываются листочки, как напиток меняет свой цвет.

–  Выжиматели ветра – так называли парусники для перевозки кофе. Требовалось доставить зерна быстро, но бережно. А что вы предпринимаете, когда нужна оперативность и осторожность одновременно?

– Когда готовишь проект, программу, сначала досконально изучаешь тему, героев, все выписываешь. Как говорится, лучшая импровизация – подготовленная импровизация. То есть бережно, скрупулезно относишься к материалу. Когда выхожу на сцену, вижу зрителей, чувствую энергетику зала, могу поменять текст и говорить совсем не то, что готовила в сценарии. Я, кстати, вижу зрителей в зале. И многие потом говорят, что было такое чувство, что ты ко мне обращалась, мне улыбалась. Да, раньше зрительный зал не видела – свет, софиты перекрывают все, ощущение бездны. Сейчас все по-другому. Это, конечно, опыт. Работа на сцене и за кулисами вызывает разные ощущения. Для меня на сцене всегда легче. Потому что ты отвечаешь только за себя. А за кулисами – ты несешь ответственность за каждого. За кулисами я устаю больше, чем на сцене.

– Вам приходится одновременно быть в нескольких ипостасях – актером, режиссером, сценаристом и… директором. Как удается совмещать?

– Должность не определяет характер человека. Она добавляет штрихи к портрету. Это такие профессиональные метки на всю жизнь. Конечно, они потом переносятся и на быт. Например, такие качества, как дисциплинированность, ответственность, пунктуальность. Люблю порядок, чистоту в доме, чтобы все лежало на своих местах. Моя внучка недавно дала мне понять, что я и дома немного директор. Она была у меня, мы играли, конечно, игрушки везде разбросаны. Поиграли в одну игру, потом она захотела в другую. Я говорю – давай сначала здесь уберем, а потом возьмем другую игру… Она села, опустила глаза и говорит: «Ты же дома не директор». Я задумалась. Извинилась. Да, должность накладывает отпечаток. Но это и большая ответственность за людей. И этому надо тоже учиться.

– Должность мешает выступлению на сцене и наоборот?

– Должность жизни мешает. Я очень рано стала директором, мне не было и 24 лет. Приходилось сложно даже на бытовом уровне. Например, я не могла со своими сверстниками сходить на дискотеку, которая проходила у нас во Дворце. Это мешает. Сейчас уже меньше. С тех пор, когда знакомлюсь в компании никогда не говорю кем работаю. Если настойчиво спрашивают, отвечаю – администратором. Когда меня назначили на должность, пришлось столкнуться и с другими проблемами. Мои подчиненные были намного старше меня. И мы как раз должны были организовать и провести новогодние утренники. Я даю поручения, они на меня смотрят и, по сути, игнорируют. Что делать? Я надела костюм елки и отработала 17 утренников. Но потом меня накрыло – опустошенность, ощущение одиночества. Даже возникало желание уволиться. Старшие коллеги себя позиционировали опытными, многознающими. Чему девчонка может их научить? Надо было доказать, что ты чего-то стоишь. Мне как-то попалась такая фраза, что знания определяются не их количеством, а их качеством. В той ситуации я понимала, что надо создать команду. Хотя легче работать одному, сложнее в команде. Я как хореограф по образованию могу сравнить с танцорами в ансамбле. У нас, танцоров, развито периферическое зрение – видишь не только зал, но и все, что происходит рядом – своих партнеров слева, справа, следишь, чтобы линия была одна, синхронные движения. Тоже самое происходит и в моей работе.

Так выглядела Татьяна Тужик в роли Елки

– Сколько времени ушло на создание команды?

– Около двух лет. Не весь коллектив меня принял. Но мне позволили создать свою команду. Получилось. Они не только мои коллеги, но и единомышленники. Среди них есть и мои ученики. Считают меня «играющим тренером». А те люди, которые ушли, они для меня стали опытом.

– А устраивает ли положение дел в своем коллективе?

– Все меняется – время, сам ритм жизни, отношения, подходы, люди, зрители. Естественно, нужно всегда развиваться, учиться чему-то новому. Но я всегда говорю: все новое – это хорошо забытое старое. Есть основа, есть школа. Творчество позволяет делать, воплощать схожие идеи в разных красках, с разными решениями. Мы не изобретаем ничего нового. Конечно, новые материалы, ткани, интерьеры, новый свет, звук, словом, технологии, позволяют создавать интересные формы. Время диктует, и мы стараемся ему соответствовать. Я не могу сказать, что все идеально. Да это и невозможно, нет предела совершенству. Но надо всегда стремиться к лучшему, идти дальше, что-то придумывать, фантазировать, учиться. Иногда набивать шишки, не бояться ошибиться. Если ты успокоился, мол, все хорошо, великолепно, люди приходят, хвалят… Нет. Это конец, надо уходить из профессии. Знаете, появляются новые маркетологи, которые говорят, что надо применять дифференцированные подходы к цене, внедрять бизнес в сфере культуры, все считать. Я спрашиваю – а сколько стоит солнце, сколько стоит небо, сколько стоит радость? Вот меня не так давно назвали руководителем старого формата. А я считаю, что есть люди, которые смотрят  под ноги, есть те, кто смотрит  вперед, а есть те, кто смотрит на небо, потому что там звезды, там солнце, птицы, верхушки сосен. Я пришла во Дворец в те времена, когда решали нужен ли он нефтяникам. Помню собрание, когда спорили, мол, они же ничего не добывают, мы только тратим на них, зачем они нам. На что руководство ответило: они бурят свою, очень глубокую скважину – к сердцу человека.   Сегодня эта фраза стала девизом музея Управления социальными объектами.

– Вы по натуре романтик или прагматик?

– Не так. Я – хронический романтик. Мне когда-то подарили постер «Бегущие зебры» – движение, ветер. Проходит месяц, понимаю что-то не так. Жизнь прямо как черно-белые полосы. Пошла в магазин, купила гуашь и раскрасила зебр. Никаких черно-белых полос – они у меня стали цветные. Потом я этот постер подарила друзьям, на счастье. Счастьем можно и надо делиться. Не с каждым, а дозировано. И она принесла им удачу. Я знаю, что с тех пор постер «Цветные зебры» передаривают на счастье. Люблю август – время звездопада. А однажды вышла посмотреть – и ни одной падающей звезды. Но я нашла выход – стала наклоняться в стороны, как бы повторять траекторию полета звезды… некоторые загаданные тогда мною желания исполнились. Вот это и называется хронический романтик.

– Вы мечтаете или ставите цели?

– Я ставлю цели, мечтая. Я вам рассказывала про людей, одни из которых смотрят под ноги, другие – вперед, третьи – на небо. Так вот я – три в одном. Только в другом порядке. Сначала смотрю на небо, потом прямо и иногда под ноги. Порой не смотрю и спотыкаюсь. Я считаю себя счастливым человеком. Потому что делаю то, что люблю, умею, и это получает отклик, нравится зрителям. Да, я устаю, но это приятная усталость. Как у танцора – физически он устал, но получает моральное удовлетворение. Меня благодарят нефтяники, узнают дети, подростки, которые выросли на моей программе «Попкорн», помнят новогодние утренники, говорят: «Мама, смотри, Елочка идет». Это очень важно и приятно.

– А что важнее статус организации или вкус работы?

– Я всегда испытываю вкус работы, но статус организации накладывает определенный отпечаток. В том смысле, что нужно соответствовать статусу, уровню организации по знаниям, навыкам, качеству работы. Вот у меня на столе лежит сценарий к 4 сентября 1998 года, к добыче 100-миллионной тонны нефти с пометками Владимира Муляка. Это то, с чего я начинала. Было очень волнительно. Надо было соответствовать, не подвести, оправдать доверие. И, если бы тогда что-то пошло не так, судьба могла бы сложиться по-другому. У каждого есть своя территория силы. Если что-то не получается, я всегда беру этот сценарий и смотрю с чего все начиналось. Это часть жизни. Это для меня тоже самое как всматриваться в старые фотографии. Ты знаешь этих людей, годы идут, многих уже нет. Но это профессионалы, это лица настоящей школы – человеческой, профессиональной. Надо просто любить то, что ты делаешь. Делать это качественно и профессионально.

– Есть стремление стать лучшим в профессиональной области?

– Я еще многое могу, у меня много сил, идей. Вот бытует мнение, что награду от Федерации профсоюзов Беларуси, которую я получила, обычно вручают по завершении карьеры. Я так не думаю. Это как олимпийская награда. К тому же, – это заслуга не одного человека. Это награда нашей команде. Да и в целом, считаю, что надо людей признавать во время их активной жизни, надо говорить им спасибо, когда они это слышат.

– А в работе есть люди чьим мнением вы дорожите?

– Да, конечно. Мы работаем в команде. Поэтому с командой вместе обсуждаем проблемы, идеи, проекты. Мне повезло, что есть такая команда, такие люди, с которыми можно профессионально, творчески все обсудить.

– А вы какой руководитель?

Я играющий тренер. И не руководитель в общепринятом понятии. Иногда я про себя говорю – кто-то же должен быть крайним. Я стараюсь их оберегать. Камушки летят, а я стою как стена, команда за мной. Я, скорей, лидер команды. Но если кто-то не прав, я ему об этом скажу. Или, если я не права. Считаю, что, если ты неправильно поступил, неважно кем ты работаешь – директором или рабочим, надо извиняться. Единственно что, в процессе работы, я не могу принять, когда кто-то подводит команду. Потому что в коллективе каждый играет свою роль и, если кто-то подвел, все рушится.

– Сколько вам времени нужно для сна, чтобы восстановить силы?

– Достаточно 7 часов, иногда меньше. Я вообще сова, но, если надо могу быть и жаворонком, и совсем не спать. Например, в новогодние праздники во Дворце, приходится мало спать. Но, что интересно, я в этот период не устаю. Усталость наваливается после того, как все закончилось. В эти моменты люблю посидеть у воды, побыть одной, попутешествовать.

– Есть ли у вас любимое занятие, помимо основного рода деятельности?

– У меня много хобби. Я выращиваю цветы. Делаю поделки из эпоксидной смолы. Мне племянник со своей женой подарил сертификат на мастер-класс. И меня это занятие очень увлекло. Делаю портреты из алмазной мозаики. Катаюсь на коньках и люблю велосипедные прогулки. Я – увлекающийся человек.

– По специфике работы вам приходится очень много эмоционально затрачиваться. Стоит ли оно того?

– Да, я очень многое отдаю, но я не жалею об этом. Когда отдаешь и не жалеешь этого, оно стократно возвращается. Надо отдавать. И не бояться этого. Я очень благодарна своим друзьям и врагам. Вернее, недругам. Я считаю у меня нет врагов – есть недруги. Но главное, я их знаю, и знаю, как себя с ними вести. По специфике работы я обязана общаться со многими людьми, независимо от того, приятен мне кто-то или нет. Вот это искусство.

– Что вы не простите даже лучшим друзьям?

– У меня очень широкий круг общения. Но ближний круг – узкий. Это те люди, которым я могу открыться, довериться. И они не совершают того, за что нужно прощать или не прощать. А в целом, не приемлю зависть. Говорят, есть белая, черная зависть. Нет. Зависть любая рано или поздно приводит к нравственным изъянам. Но, если найти оправдания поступкам, то есть, понять, что руководило человеком в той или иной ситуации, могу простить все.

– Кем бы вы стали, появись возможность начать все сначала?

– Я хотела быть актрисой, поступать в театральный вуз. Сколько себя помню – участвовала в мероприятиях, играла на сцене – в садике, школе, в театре. Но сестра училась на хореографическом, и я поехала к ней. Окончила училище с дипломом с отличием. Потому что всегда считала, что, если за что-то взялся, надо делать это на отлично. Но я все-таки больше менеджер, культуролог. Но, как актриса тоже реализовалась в многочисленных наших проектах. К тому же, когда у нас проходят различные сборные программы с участием известных, профессиональных артистов, ко мне нередко подходят и спрашивают: «Вы актриса?». Да, я актриса. Поэтому, я бы ничего не меняла. В любом случае, это дело было бы связано с творчеством. Недавно сходила в цирк, получила огромное удовольствие, это было так красиво и подумала, что, если бы не работала во дворце, то обязательно работала в цирке.

– Любите цирк?

– Я люблю все, что связано со сменой впечатлений, эмоций.

– Вы своей работой дарите людям разные эмоции, но в конечном счете, это радость, положительные эмоции. Пусть даже иногда через слезы, очищение. Вы считаете обязательно надо получать удовольствие от жизни? 

– А для чего тогда жить? Но я бы сказала, надо получать эмоции. Удовольствие у каждого свое. Кто-то съел конфету, получил удовольствие, а кому-то сладкое нельзя. Вообще надо радоваться, грустить, уметь плакать.

– Что вам приносит удовольствие в быту и в работе?

– В межсезонье я по всему дому раскладываю апельсины. И вот когда холодно, идешь по дому – везде апельсины… Такое яркое пятно доставляет удовольствие. Когда я знаю, что будет тяжелая неделя, много мероприятий, а сейчас их столько… За день несколько раз может меняться задача по энергетике, решению, статусу. Это очень сложно. В такие дни иду на работу по верхней набережной, вечером возвращаюсь домой – по нижней. Вода, лес, цветы. В последние 10 лет я открыла для себя новое увлечение – развожу цветы, клумбу разбила под окном. Посадила куст жасмина. Это приносит удовольствие. Но самое главное – это моя семья. Меня очень любит моя семья. И я так хочу, чтобы мама жила долго-долго. Папа ушел два года назад, но он все равно со мной. И я это знаю. Этим надо дорожить.  А в работе приносят удовольствие слова благодарности от зрителей. В такие моменты чувствуешь себя нужным, понимаешь, что даешь человеку то, что приносит ему радость. А это многого стоит. Мне сама работа приносит радость, удовольствие. Я не работаю, я живу своим делом. Я люблю то, что делаю. Но тем не менее, надо понимать, что социум, работа – это рано или поздно уйдет, останется позади, закончится. Надо выполнять свое дело достойно, но надо знать, что есть еще другая жизнь. Она идет параллельно. Ты должен успевать все делать. Да, работа – это неотъемлемая часть жизни человека. Мы работаем, чтобы себя реализовать, получить от этого удовольствие, удовлетворение. Но ведь есть еще другая жизнь – семья, родные люди, дети. Надо уметь все это соединить, создать гармонию.

– Работа должна приносить удовольствие?

– Работа должна приносить ощущение удовлетворения. И не от того, что я это провела, я молодец. Нет, молодцы все – у нас командная работа. Мы сделали то, что зрителю принесло счастье. Он плакал, он смеялся, он аплодировал, он встал в финале. Это дорогого стоит. Это можно почувствовать только побывав на сцене. Мне говорят, мол, ты совсем не волнуешься. Это не так, я волнуюсь всегда, у меня дрожит все. Но это тот момент, когда я стою за кулисами. Но как только я вышла на сцену, делаю глубокий вдох, как глоток – и все волнение уходит. Но никогда нельзя ждать, что тебя должны благодарить. Мы делаем добрые дела для себя. Отдавая, мы получаем удовольствие, эмоции. Вот и надо хранить их в памяти. Что-то сделал, что-то произошло – оставь это позади. А нести грузом за собой и плохое, и хорошее – не надо. Это просто невозможно, спину можно надорвать. Я танцор, поэтому знаю – надо идти красиво, всегда держать спину.

– А что вас раздражает?

– Ничего. Я могу быть чем-то недовольна. Например, недопониманием. Если на сцене что-то пошло не так, и мы не смогли незаметно выйти из такой ситуации. Лишнее внимание мне не нравится.

– От кого или от чего устаете больше всего?

– Нельзя говорить – от кого. От чего? От ритма. Это физическая усталость. Когда много танцуешь в разных стилях – сначала классика, потом народный танец, бальный, эстрадный. Это физически тяжело. И, конечно, надо отдохнуть. Но вы знаете, в Китае меня научили не только заваривать чай. Если что-то болит, например, правая нога, то перенеси тяжесть корпуса на левую и уверенно иди вперед. В Китае лечат не болезни, а человека. Это помогает. Я танцор. У меня в училище были травмы и с годами они дают о себе знать. Есть и свои секретики. Я не суеверный человек, но у меня есть свой обряд и перед выходом на сцену я кое-что говорю.

– А в судьбу верите?

– Нельзя сказать, что я в судьбу верю, но я ей помогаю. Люблю поговорить с мудрым человеком – сама с собой. Я сама себе психолог. Нас учили в вузе психологии. Я не ищу жилетку, я не делюсь. Зачем приносить дискомфорт, переживания, боль близким людям. Мне в такие моменты лучше уединиться и самой во всем разобраться, проанализировать.

– Какую книгу вы порекомендовали бы прочесть всем?

– Очень люблю читать истории артистов, творческих людей, музыкантов, композиторов. Сейчас читаю о Фаине Раневской. Она написала дневник, но потом его уничтожила, чтобы не обижать людей, про которых написала. Я читаю ее историю и понимаю, как же у творческих людей все похоже.

– Без горчинки и кислинки не будет сладости в кофе. Главное в приготовлении соблюсти баланс. А в жизни как соблюсти баланс?

– В жизни все точно так же. Все как в кофе. Несмотря на то, что я не пью кофе, считаю, что кофе – как жизнь. Надо знать в какой пропорции что добавлять. Конечно, мы ошибаемся. А как же без ошибок? Зато, когда исправил ошибку, получаешь такой адреналин. Это как в спорте, как в танце. Докрутил фуэте и встал, не пошатнулся. Это так здорово. Нужно крутить фуэте.

 

0
1262

Комментарии отключены.

Читайте также