Кофе-пауза
Александр Цыбранков

Концентрируйся на хорошем

Автор: Виктория ЛАЗЮК / фото Вячеслав СУХОДОЛЬСКИЙ/ NEFT.by
0
992
14.02.2023

Александр Цыбранков об отношении к профессии и жизни, об увлечениях и семейных традициях

В нашей интернет-кофейне предлагаем вам немного переключиться, отдохнуть, сделать паузу, выпить вместе с нами чашечку кофе, почитать неофициальные интервью, узнать об истории кофе и рецептах кофейных напитков. У нас можно немного поупражняться в кофейном «психоанализе» – определить характер человека по кофе, который он предпочитает и сравнить с реальностью. Присоединяйтесь.

Наше кофейное интервью постараемся сделать таким же насыщенным, многослойным и, конечно же, бодрящим, как сам кофе.

И вновь у нас в гостях человек, который на вопрос «какой кофе предпочитаете?» отвечает – чай. И все-таки в своих вкусовых предпочтениях он не категоричен, готов пробовать и экспериментировать. Как, впрочем, и в целом, в жизни и работе. Итак, сегодня сделаем паузу, порассуждаем о вечном и скоротечном с Александром Цыбранковым, директором Белорусского научно-исследовательского и проектного института нефти компании «Белоруснефть».

Александр Цыбранков, директор Белорусского научно-исследовательского и проектного института нефти компании «Белоруснефть».

В 1998 году окончил Гомельский государственный технический университет им. П. О. Сухого по специальности «Разработка и эксплуатация нефтяных и газовых месторождений». В компании «Белоруснефть» работает с 1998 года. Начинал оператором по добыче нефти и газа в НГДУ «Речицанефть». После вуза трудился и на других рабочих специальностях в Управлении по повышению нефтеотдачи пластов и ремонту скважин, Управлении промыслово-геофизических работ, Светлогорском управлении буровых работ. Затем был технологом, заместителем и начальником цеха, отдела, первым заместителем начальника – главным инженером НГДУ «Речицанефть».

В марте 2015 года назначен директором БелНИПИнефть.

  Какой кофе предпочитаете?

– Я все-таки чаевник. Люблю обычный черный чай. Помню еще детские времена, когда привозили индийский чай в пачках со слоном. Позже пробовал и настоящий индийский. По службе, когда работали над индийским проектом, как раз были в одном из чайных регионов страны – в Ассаме. Видели, как выращивают, собирают чай. Вот тогда и попробовал реальный ассамский напиток. Кроме обычного черного, пью травяные чаи. Причем, такое чаепитие для моей семьи – это определенный ритуал. Дело в том, что мы любим баню. И традиционно в субботу у нас банный день. Это настоящая церемония. И один из ее важных моментов – это чай. Мы его готовим сами из определенных ингредиентов на основе Иван-чая. То есть, у нас получается чайно-банная церемония.

А что касается кофе, я могу выпить чашечку в поездках, за компанию. Например, капучино. Но есть напиток, который я люблю. Это горячий шоколад. Густой, насыщенный, сладкий. Как-то попробовал, и теперь во всех поездках ищу тот вкус – в кафе, на заправках. Но пока не нашел лучше, чем в первый раз. Для меня горячий шоколад стал той самой изюминкой.

Ценители горячего шоколада – эмоциональные натуры. Они с удовольствием принимают гостей. Любят читать и размышлять, а потому являются очень интересными собеседниками.

Капучино предпочитают романтики. А также те, кто ценит, чувствует вкус жизни в каждом новом ярком моменте.  Это глубокие личности, в душе поэты и философы. Они добросердечны, всегда рады помочь другим и умеют просто быть счастливыми, ценят в окружающих честность. Любители капучино – большие эстеты, умеющие создавать и ценить красоту вокруг. Общительны, дружелюбны, всегда имеют много друзей и знакомых. В целом позитивные и легкие личности. Но мнение окружающих им далеко не безразлично, очень важна поддержка друзей.

– А в работе что доставляет удовольствие и что, наоборот, не нравится?

– Работа – как и жизнь. Вернее, сама жизнь. Как мне когда-то, тогда еще молодому специалисту, сказал опытный работник: «ты пришел в нефтянку, теперь это будет твоя жизнь. Либо ты быстро уйдешь. Потому что она случайных людей отторгает». Так и получилось. Она стала моей жизнью. И в работе зачастую бывает, что-то не устраивает, не нравится. И это нормально. Иначе было бы пресно. Но даже выполнив то, что не понравилось на каком-то этапе, и получив результат, получаешь определенное удовлетворение. Даже иногда большее, чем то, что изначально привычно хорошо, красиво. Это, пожалуй, как я говорю про горячий шоколад, та густота, сладость, насыщенность вкуса, та самая изюминка. Это здорово.

– В декабре БелНИПИнефть отметил 55-летие. Насколько за это время изменились подходы в работе? А может что-то осталось неизменным?

– Подходы меняются, как и сама жизнь. Идут эволюционные, революционные моменты с точки зрения технологий. Когда отмечали 55-летие, встречались с нашими ветеранами. И я еще раз убедился во мнении, что во все периоды в институте сильной стороной были люди, которые горят желанием работать, интересом к делу.

– Вас устраивает положение дел в БелНИПИнефть?

В целом устраивает. Но всегда настраиваешь себя на то, что должен быть лучше. Как человек, как руководитель. И соответственно, твой коллектив должен развиваться. Это принцип велосипеда. Ты движешься, идешь вперед, поэтому и развиваешься. А раз прогрессируешь, значит получаешь удовольствие от своей работы. Только так можно достигать новых результатов. Но полностью удовлетворенным можно быть только на уровне этапов. Закончили и приступаем к следующему.

– В нынешнем году исполняется 25 лет, как вы закончили вуз. Можно делать определенные выводы. Совпало ли ожидание и реальность?

– В этом году будет 25 лет первому выпуску нефтяников, тогда Гомельского политехнического института, сейчас ГГТУ им. Сухого. И я был одним из них. Анализируя то время и нынешнее, видишь импульс развития компании «Белоруснефть», в том числе, института. Потому что наше подразделение отражает все элементы предприятия. Считаю, что он единственный в своем роде из всех организаций компании, в котором представлены все направления вплоть до нефтепродуктообеспечения. Поэтому много чего интересного. Это повод развиваться, не останавливаться. Некоторых специалистов я знал еще со студенческих времен. Они уже тогда работали. И 25 лет назад я отмечал для себя, что наши ученые умели взять все самое интересное, самое современное для предыдущего периода и перенести на текущее время, поднять на следующий уровень, воспользоваться новыми реалиями и получить результат. И сейчас это тоже работает. Конечно, мы живем в ногу со временем и все, что можно взять от современности, мы берем. И опираясь на ресурсную базу, используем для нашей основной деятельности на благо нашего предприятия, страны.

Александр Цыбранков на защите диплома

– Вы верите в судьбу?

– Я точно верю в судьбу. Когда я писал диплом, у меня руководителями были известные люди в нефтяной отрасли – Николай Карташ, Николай Веремко. Это лидеры геологии и разработки того времени. И директор БелНИПИнефть того периода Игорь Стрешинский очень активно пытался убедить меня остаться в институте. Но я, как молодой специалист, грезил производством,  хотел увидеть свою дипломную работу в промысловых результатах, а институт – это, прежде всего, наука. И я ушел в НГДУ «Речицанефть». Но спустя почти 20 лет, жизнь так повернулась, что я вернулся в институт. Ну как не судьба?

– А в выборе профессии тоже полагались на судьбу?

– Можно и так сказать. Действительно, выбор был случайным. Я хорошо учился в школе. Жил в Речице, городе нефтяников. Но мои родители были не нефтяниками, хотя мать работала бухгалтером сначала в НГДУ «Речицнефть», потом в Управлении социальными объектами. Отец еще в начале 80-х годов начинал на Белорусском газоперерабатывающем заводе. Я ничего не знал о нефтяной отрасли. Все мои познания – это друзья, знакомые – дети нефтяников. И еще буровые установки, станки-качалки, которые стояли вдоль трасс. Какого-то пиетета нефтянка не вызывала. Я мечтал о спортивной журналистике. Занимался многими видами, интересовался, читал про спорт, чемпионов, вел для себя записи, восхищался Озеровым. До сих пор помню его эмоциональное комментирование хоккейных матчей. Это было супер. Но спортивная журналистика была не целью, а именно мечтой.

Видел же себя инженером, тем более занимался в школе будущих инженеров.  После окончания школы, с родителями проехали по вузам ближайшего областного центра – Гомеля. Посмотрели профессии. И в политехническом меня, не знаю почему, заинтересовала энергетика. Сдал экзамены, поступил на энергетический факультет. Но за неделю до начала занятий на собрании с зачисленными в вуз, прозвучал вопрос из зала: «Мы поступили от объединения «Белоруснефть» по договорам и должны поехать потом учиться в РГУ им. Губкина в Москву, как это будет происходить?» Мама все уточнила и узнала, что набрали первую группу по договорам и еще есть возможность и время поступить. Обсудили на семейном совете, и так как у меня не было особых предпочтений по будущей профессии, решил попробовать. Зачислили. И так волею судьбы, случая я стал нефтяником. Ни капли не жалею.

– А преподавателями были нефтяники, практики?

– Мы стали отдельной группой, даже кафедры еще не существовало. В Москву тогда не поехали. Как раз произошел развал СССР. И Владимир Муляк,  генеральный директор «Белоруснефти» в то время, решил первый выпуск учить в Беларуси своими силами. Учиться было очень интересно. Например, сегодня мы за партой учили теорию, а завтра выезжали на промысел, буровую, в бригады капитального ремонта скважин, добычи, поддержания пластового давления. Это давало огромный эффект. Потому что, почти сразу знакомились с работой на практике. И даже после окончания вуза в 1998 году, мы полтора года еще трудились на рабочих должностях в разных подразделениях. Прошли всю основную цепочку нефтянки, прежде чем стать настоящими инженерами. Спасибо большое Борису Павловичу Минееву, который был нашим отцом, дедом, за руку вел. Нам преподавало почти все руководство «Белоруснефти» – заместители генерального директора, руководители подразделений, управлений, в том числе подразделений института. Кто-то из них еще работает. И все они приложили руку, в том числе, и к моей судьбе.

– Что важнее статус или вкус работы?

Основное – это, конечно, атмосфера и вкус работы. Но это, как раз дает потом и статус. Я за эти годы понял, что, когда ты получаешь удовольствие, чувствуешь вкус, проникаешься работой, со временем приходит статус. Если люди, коллектив живет одним делом, радеет за результат, то это позволяет двигаться дальше, а значит приходит и статус. И специалиста, и подразделения, предприятия, компании. Статус и атмосфера, коллектив и каждый специалист – все это влияет друг на друга, складывается вместе, как мозаика. Удали один фрагмент и все рассыплется.

– Вам хотелось быть лидером?

Я не могу сказать, что мне всегда хотелось быть лидером. Скорей, было желание стать лучше, как человек и специалист. Может потому, что, когда ты молодой и тебя окружают серьезные опытные специалисты, стремишься достичь их уровня. Лидеры тянут за собой. Хорошо, когда такие люди встречаются в жизни.

Вам знакомо такое чувство, как «счастье профессии»?

– Да, иначе я бы не достиг того, что достиг. Мои учителя и мой первый мастер по добыче Валерий Иванович Жатько, известный человек, человечище, всегда говорили, что нефтянка – это либо любовь с первого взгляда, либо ненависть. Да, много чего было. Но все неурядицы не дают тебе закиснуть. Добавляют перчинки в нашей работе, интереса. Хотя, иногда бывает настолько сложно, что хочется все бросить. Но это проходит.

– Что вы делаете в такой ситуации?

– Когда недоволен собой, либо результатом работы, прихожу домой, отвлекаюсь, общаюсь с семьей, смотрю спортивные программы. Но есть еще одна отдушина. Мы семьей очень любим смотреть старые советские фильмы. Особенно Гайдая. Для меня это психологическая разрядка. В этих картинах есть какая-то душевность, которую помню с детства.

– А как семья относится к тому, что вам, как руководителю, приходится и дольше оставаться на работе, и регулярно ездить в командировки? Словом, как относится к вашему рабочему графику?

А здесь тоже судьба. Еще в молодости, работая технологом, приходилось приезжать с работы поздно ночью, а рано утром уезжать. И тоже один из старых работников, диспетчер промысла сказал: «Парни, вас спасет в этой жизни только то, если вторая половинка будет нефтяником, а значит, будет знать, что это за работа». И в моей судьбе случилось так, что моя вторая половинка, моя любимая супруга тоже нефтяник, тоже инженер, тоже заканчивала тот же вуз, только попозже. Она прошла со мной все эти годы. И она прекрасно знает все нюансы нашей работы. Когда в новогоднюю ночь ты находишься не у праздничного стола в кругу семьи, а на закрытии добычи, ведешь подсчет, финальный результат предприятия. Ты можешь в выходной выехать с семьей на природу, а тебе поступает звонок и возвращаешься на работу. И это все воспринимается с пониманием. И моя дочь тоже понимает. Поддержка семьи помогает и на работе. Наша жизнь – работа, наша семья – жизнь. И все это воедино сложилось. Поэтому здесь хороший баланс получился. Но дочь не пошла в нефтянку, выбрала юриспруденцию, правоведение. Она еще студентка. Вижу, что пока ей все нравится. Любая профессия хороша, как в старых стихах – выбирай на вкус. Но на самом деле, вкус должен прийти, это как в напитке. Ты должен его понять, распробовать, ощутить.

– Каким должен быть руководитель и стали ли вы таким руководителем?   

– Руководитель – это человеческий и профессиональный симбиоз. Очень важна атмосфера, то, как человек общается с людьми, как он умеет слушать не только на профессиональном уровне. Мне довелось работать в разных подразделениях. Поэтому я смог оценить все моменты, нюансы руководства в производственном подразделении и научно-производственном. Такой разноплановый опыт очень полезен с точки зрения и личности, и руководителя. Я надеюсь, научился выстраивать отношения с разными коллективами. И с рабочим персоналом, и с коллективом, в котором 100 % – инженерно-технические специалисты, причем многие из них высокого уровня, с учеными степенями, именем, весом репутацией в профессиональных кругах. Руководитель должен быть и психологом, и знать все нюансы специфики работы. Но самое главное, надо уметь создать атмосферу, расположить, услышать человека. Многим руководителям, причем любого уровня, в том числе и среднего, этого не хватает. А дисбаланс потом приводит к негативным последствиям и в производстве. Каким должен быть руководитель? Не может быть крайностей. Кто-то считает, что надо быть жестким, кто-то – более демократичным. Я, например, несмотря на то что достаточно спокойный человек, иногда могу взорваться. Потом, конечно, делаю выводы для себя. Общение с подчиненным тоже помогает развиваться. Не можем мы быть всезнающими и умеющими. Считаю, что не достиг еще того, чего бы хотел. Иногда задаю себе вопрос – чтобы ты хотел поменять? Но это подсказывает жизнь. Причем, каждый день.

– Обязательно ли получать удовольствие от жизни?

– Однозначно. Причем, во всех пониманиях. Это и семья, и дружба, и увлечения, и работа. Потому что это наша жизнь. Она у нас одна. Надо понять, что ты не просто прожил, а хорошо, успешно, удачно и с удовольствием. Важно совместить все это с работой. Которая зачастую является процессом круглосуточным. Поэтому работа должна приносить удовольствие, несмотря на все сложности. Вот я ежедневно для себя нахожу, пускай маленький элемент, но тот, который принесет мне радость именно сегодня. Это порой спасает день, настроение. Концентрируйся на хорошем. Как говорят, плохое само придет.

– Есть ли у вас любимое занятие, помимо работы?

Это дом. Это рыбалка. Хотя для нее мало времени остается. Я вырос на Днепре. Все время проводил на реке. С тех пор очень люблю рыбалку. Причем, ходовую рыбалку, когда идешь со спиннингом, отдыхаешь, отвлекаешься.  Но я проповедую принцип «поймал – отпусти». За что меня часто критикуют. Я не забираю рыбу. Я прихожу с рыбалки и могу показать фотоотчет о своем улове. Еще одно увлечение – спорт. Но, к сожалению, сейчас это ограничивается чтением о спорте, просмотром соревнований. И в последнее время появилась еще тема – огородно-агрономическая. Почти к 50 годам я раскрыл в себе интерес к этому делу. Хотя у меня родные дядя и тетя агрономы. Кстати, технологии в агрономии бывают посерьезнее, чем в нефтянке. Мои близкие говорят, наверное, если бы не был нефтяником, стал бы хорошим агрономом. Последнее время увлекся выращиванием винограда. Оказывается в нашей зоне рискованного земледелия можно вырастить виноград получше, чем в других странах. И когда получаешь результат, испытываешь чувства, как при строительстве скважин. Я всегда учил, что скважины, как люди. Каждая со своим характером. Если нашел к ней подход, будет результат и удовольствие. Так и в растениеводстве. Каждая культура требует своего подхода. Так что, семья, дом, родные – мои главные ценности.

– Что вы не простите даже лучшим друзьям?

–  Наверное, сложно будет простить ложь. Но думаю, что простить можно все. Я всегда оцениваю людей по тому, может ли он остаться человеком в любых обстоятельствах. Пройдет ли он испытание медными трубами – славой, деньгами, должностью.

– Кем бы вы стали, появись возможность начать все сначала?

– Мой принцип по жизни – все, что случается, все к лучшему. Судьба повернула меня в эту профессию. И я нисколько не жалею. Что бы изменил? Изменишь кусочек, все остальное пойдет по-другому. Поэтому даже те моменты, которые были неприятны и хотел бы их избежать – это моя жизнь. И они тоже сделали меня таким, каким стал. В душе, да, до сих пор вспоминаю о своей мечте. Может, мог бы стать хорошим спортивным журналистом.

А выпуск газеты в БелНИПИнефть можно считать отсылом к вашей мечте стать журналистом?

Это была не моя инициатива. Газету «Вестник БелНИПИнефть» выпускали еще до меня. Молодежь ее создавала. Им было интересно. Но все меняется. Теперь у нас цифровая платформа, общая для всех – и корпоративный портал, и официальный телеграм-канал. Молодежь сегодня активно работает для продвижения этих ресурсов. Прошу их снимать, собирать информацию о нынешнем дне, о том, как и над чем мы работаем, о людях, в том числе и о наших успехах. Потому что завтра – это будет их история, история института, история компании. И следующее поколение сможет узнать, как было до них.

– Какую книгу вы порекомендовали бы прочесть всем?

– В последнее время читаю больше техническую литературу. Хотя люблю русскую литературу, советскую. Толстого, Булгакова. «Мастера и Маргариту» перечитывал несколько раз. А посоветовать… Это дело вкуса. Каждый должен найти своего автора, книгу. Много читал автобиографий известных спортсменов. В частности, спортсменов советского периода. Это Валерий Харламов, Сергей Белов. Пожалуй, посоветую эти книги почитать. Там и эпоха зафиксирована, и отношение людей к той действительности, к своему делу, как они дружили, взаимодействовали в коллективах, командах, как они стояли за себя, за свою семью, за свою страну. Многому можно поучиться. Люди того периода настолько были заряжены стремлением идти к своей цели.

– А в вашей работе важна удача?

–  Удача, конечно, нужна. Но она любит успешных, подготовленных людей. Если ты настойчиво движешься к цели, то обязательно повезет. Иногда говорят, найдите геолога, у которого есть интуиция, чуйка, и все получится. Такого не бывает. Вспоминаю наших выдающихся геологов Валерия Николаевича Бескопыльного, Николая Константиновича Карташа, Алексея Яковлевича Гарцева и многих других, то насколько они были фанатичны, преданы своему делу, как они шли к цели и удача несомненно во многом была с ними. И наша задача ныне такая же. Если ты не любишь свое дело, ждать, что к тебе прилетит удача – это, по меньшей мере, ошибочно. Поэтому на мой взгляд, удача любит тех, кто работает и идет к своей цели.

– Вы по натуре романтик или прагматик?

Сложно сказать. Я люблю помечтать. Значит, романтик. Но с точки зрения принятия решений, я прагматик. Это всегда замечают и мои близкие. Я не могу по щелчку броситься в какое-то мероприятие. Я всегда стараюсь обдумать. Семь раз отмерь, один – отрежь. Это про меня. Прежде чем принять решение, делаю паузу. Поэтому сложно сказать, чего больше во мне. Наверное, все-таки, романтик. Но жизнь заставляет быть прагматиком.

– Тогда, как прагматик посоветуйте, что добавить в чай, чтобы он получился вкусным?

Для меня в чае главное аромат. За ним следует вкус. А вместе они составляют насыщенность. В последнее время я стал большим любителем травяных чаев. Когда ты можешь составить свой собственный коктейль трав и насладиться потом его послевкусием. Который хочется пить, пить и пить.

– Если в чае главное аромат, то в работе что основное? 

Если аромат – это процесс, результат – вкус, а удовлетворение от сделанного – послевкусие, значит это и есть главное в работе.

Фирменный рецепт чая от Александра Цыбранкова

Ингредиенты:

Иван-чай – это основа, он даст вкус, цвет, аромат.

Мята, мелиса, чабрец, хвойный экстракт, шиповник или боярышник, обязательно лимон и имбирь. Без сахара. Вприкуску мед. Пропорцию по вкусу.

0
992

Комментарии отключены.

Читайте также