ОБЩЕСТВО

Как нефтяники участвовали в ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы

Автор: Алексей СОСНОК / фото Вячеслав СУХОДОЛЬСКИЙ/ NEFT.by
0
339
26.04.2021

Вспоминают пенсионеры Тампонажного управления

«Прошло 35 лет с того дня, после которого слова «радиация», «стронций», «дезактивация», «зона отселения» стали для нас привычными. А жизнь Беларуси разделилась на до 26 апреля 1986 года и после. Такое вот «чернобыльское» летоисчисление».  Своими размышлениями и воспоминаниями поделился пенсионер Тампонажного управления «Белоруснефти» Евгений Жуков.

Евгений Жуков, ветеран Тампонажного управления

Тампонажники были первыми из работников «Белоруснефти», кого направили в Чернобыль для ликвидации последствий катастрофы. Специфика их работы больше всего подходила, чтобы бетонировать укрытия для полуразрушенного четвертого энергоблока АЭС.

15 мая 1986 года 82 работника Тампонажного управления из цеха крепления скважин № 1 во главе с начальником Александром Родыгиным выехали в Чернобыль. Они – единственные из представителей «Белоруснефти» работали круглые сутки в 200-метровой зоне от разрушенного реактора.

Я собрал воспоминания своих коллег, участников ликвидации о тех временах. Вот несколько из них.

Сергей Мойсеев:

Мы сменили тампонажников из Полтавы. Они передали нам, речичанам, свои агрегаты, поделились опытом работы в экстремальных условиях. Вокруг аварийного энергоблока дистанционно управляли тракторами, сооружая конструкцию из свинца, которая потом цементировалась. Выполнявшие работу тягачи, которые затягивали свинцовые пластины, там же бросали и заливали цементом. Прежде, чем начать работать, обливали водой технику и землю вокруг, чтобы не по голой земле ходить, не «хватать» от нее радиацию. Цемент застывал так быстро, что порой даже насосы прихватывало. Приходилось вызывать БТР, который буквально вырывал агрегат из земли и ставил на его место новый. Тогда сложно было судить о правильности действий во время работ.

Григорий Балмаков:

Разделились мы на три бригады, дежурили так: одна идет на станцию, вторая бодрствует, третья отдыхает. Менялись через два часа. После окончания каждой смены всех тщательно обследовали. Малейшее отклонение анализов либо плохое самочувствие и сразу отправляли домой. Всем была выдана защита: белье, маски, костюмы, сапоги. Раз в сутки ее меняли, а использованную уничтожали. Питание было очень хорошим.

Владимир Кощенко:

Поле вокруг станции было заполнено военнослужащим. Кругом стояли палатки. Жара тогда была, как в июле. Молодые солдаты ходили с голым торсом, многие загорали на броне БТР и БМП. Ни масок, ни других средств защиты у них не было.

Из восьмидесяти ликвидаторов, работников Тампонажного управления, до наших дней дожили 25. На 10-й Родомлянской буровой, которая находилась в 30-километровой зоне, работало 18 человек. В других местах – 10. Из них осталось только шестеро. Я намеренно не перечисляю всех работников, принимавших участие в ликвидации последствий этой страшной катастрофы. За их самоотверженный, героический труд по обузданию, так называемого, мирного атома, вышедшего из-под контроля, возле административного здания Тампонажного управления в д. Молчаны установлена стела, где выбиты их имена.

По списку ликвидаторов было 108 человек. 40 из них живы, остальных уже нет среди нас. Большое человеческое спасибо и низкий поклон вам, коллеги-земляки!

26 апреля 1986 года для нас – не дата из прошлого. Этот день навсегда остается в нашей памяти, как и имена наших ушедших товарищей. Вот и сегодня, на 35-летие горькой чернобыльской даты мы соберемся вместе, чтобы возложить к стеле цветы, вспомнить те трагические и героические апрельские дни.

0
339
Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен».
Ставьте лайки, комментируйте.

Комментарии отключены.

Читайте также