ЛЮДИ

Я пропадал на буровых

Автор: Сергей БОЙКО / фото из архива газеты «Нефтяник»/ NEFT.by
0
303
16.04.2021

Так о своем детстве вспоминает нефтяник Михаил Бородин

Это был тот случай, когда будущую профессию определили обстоятельства. «К окончанию семилетки я был практически готовым «специалистом», – шутил Бородин. – Я пропадал на буровых. Порой мастеру достаточно было выслушать мой «отчет», чтобы знать, что делалось в его отсутствие». Дело в том, что в 1947 году в деревне Шумыш в Татарии, где жила семья Бородиных, появились нефтяники. Родительский дом был большим, и в нем расположилась вышкомонтажная бригада. Позже вышкарей «сменил» буровой мастер с семьей. Вот так, в семь лет, Михаил Бородин и узнал, что это за профессия – нефтяник.

В нефтяной отрасли Михаил Бородин работал почти четыре десятилетия. Тридцать из них – в сфере производственной безопасности и охраны труда компании «Белоруснефть».

После семилетки, в 1955 году, Михаил отправился в Башкирию, в Октябрьский нефтяной техникум. Мечтал работать на тюменских просторах, где в начале 1960-х разворачивалась нефтеразведка. Однако его, уже дипломированного специалиста, направили на угольное месторождение на Кузбасс, а вскоре призвали в армию.

Служил под Владивостоком в авиационном подразделении Тихоокеанского флота.

В армии Бородин внимательно следил за развитием нефтегазодобывающих регионов страны и остановил свой выбор на Пермской области, где провел впоследствии семь лет. Работал помощником бурильщика, инженером. А когда в 1963 году в Кунгуре был образован трест «Пермвостокнефтеразведка», Михаил Бородин, будучи старшим инженером производственного отдела, участвовал в создании службы охраны труда и техники безопасности. Одновременно учился в Пермском политехническом институте, который окончил в 1970 году по специальности «разработка нефтяных и газовых месторождений». Был и главным инженером конторы опробования разведочных скважин объединения «Пермнефть», и старшим инженером центральной инженерно-диспетчерской службы управления буровых работ. В те годы Бородин впервые услышал о белорусской нефти и отправился в Светлогорск. Было это в 1970 году, позже перевез семью. В Светлогорском управлении буровых работ «Белоруснефти» начал с должности заместителя главного инженера по технике безопасности.

Строительство скважин стало главным направлением деятельности «Белоруснефти» в начальный период освоения Полесских недр. Бурили с ускорением. Но на первых порах это не дало ожидаемых результатов. Столкнулись с крайне неблагоприятной и мало изученной геологией Припятского прогиба. Спецификой буровых работ овладевали постепенно, методом проб и ошибок. Всему процессу объективно сопутствовали аварии. Нужны были опытные специалисты. И в Белоруссию начали съезжаться профессионалы со сложившимися навыками из разных нефтяных регионов – Татарии, Башкирии, Азербайджана, Ставрополья, Узбекистана.

Михаил Бородин:

Каждый старался внести что-то свое. Но не всегда это было правильно и шло на пользу делу. Необходимо было переломить ситуацию и убедить людей, что работать нужно по единой системе, соблюдая общие для всех правила безопасности и технологические регламенты.

К этому прибавлялся и «местный колорит». Рабочие, в основном, вчерашние хлеборобы из окрестных сел и деревень, имели свою крестьянскую философию: одна нога – на буровой, другая – на своем подворье. Как только отключалась электроэнергия, а это было часто, они – по домам. Были случаи и с криминальным оттенком: из аварийных скважин в сенокосную страду иногда доставали то кувалду, то лом – кто-то организовывал себе возможность лишний раз отскочить домой.

Уровень травматизма был ужасным. Я тогда работал еще в СУБРе. Только у нас было известно о более 100 аварийных ситуациях в год. В объединении это число было значительно больше, там с начала 70-х в год фиксировали по 4–5 смертельных случая.

Исправлять ситуацию в СУБРе поручили Виталию Постнову, главному инженеру управления, и Михаилу Бородину, возглавлявшему службу охраны труда.

Первым крупным достижением их совместной деятельности стала разработка регламентов на все виды работ, включая вспомогательные и ремонтные. Многое было сделано по замене аварийного бурового и ремонтного оборудования. Использовались инструкторские вахты и бригады, обучающие на местах работников СУБРа и других подразделений. За пять лет в управлении наладили систему охраны труда.

В итоге совместными усилиями с технологическими службами удалось резко снизить продолжительность всего комплекса работ в строительстве скважин, увеличить производительное время в бурении, но, главное, труд буровиков стал безопаснее: уровень травматизма и аварийности значительно сократился.

Мы приучали людей к порядку, неукоснительному соблюдению технологий. В сфере промышленной безопасности и охраны труда сформировали, по сути, новую службу, которая была призвана жестко контролировать установленные нормы.

С 1975 года до выхода на заслуженный отдых в 2001 году Михаил Бородин возглавлял работу по охране труда в должности заместителя главного инженера – начальника отдела охраны труда и техники безопасности «Белоруснефти». Нефтяников постепенно приучили к мысли, что техника безопасности – непременное условие их каждодневной работы. Однако главнейшей задачей для службы, которой руководил Бородин, всегда оставалась возможность предотвращать аварии. «Мы разбирали происшествия не для того, чтобы наказывать, – рассказывал Александр Барановский, соратник и ученик Бородина. – Старались убедить людей работать с оглядкой, разрабатывали мероприятия, исключающие впоследствии повторения случившегося, стремились предупредить нарушения».

Среди многочисленных достижений Михаила Бородина можно выделить несколько наиболее значимых. Это, прежде всего, разработка и внедрение единой отраслевой системы управления охраной труда, в которой были представлены должностные функции руководителей всех рангов. После распада СССР при активном участии Бородина из ведущих специалистов и ученых был собран коллектив, который составил «Правила безопасности в нефтегазодобывающей промышленности». После утверждения документа Госпроматомнадзором в Беларуси сформировалось правовое поле для организации безопасной работы в нефтяной отрасли.

Деятельность Михаила Бородина в сфере безопасного труда была динамична и консервативна одновременно. Каждый шаг фиксировался нормативными актами, жестким отношением к нарушителям, поскольку ошибки здесь зачастую были непоправимы. Может быть поэтому, мягкого и доброго в обыденной жизни Бородина, нефтяники помнят, как человека принципиального и бескомпромиссного. Заслуги Михаила Бородина отмечены многочисленными отраслевыми наградами. Но выше любых наград Бородин ценит жизнь, считая главным безопасность труда.

 

 

0
303
Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен».
Ставьте лайки, комментируйте.

Комментарии отключены.

Читайте также