ЛЮДИ

Он 30 лет ликвидировал аварии на нефтяных объектах

Автор: Татьяна БОЛГОВА / фото Вячеслав СУХОДОЛЬСКИЙ и из архива/ NEFT.by
0
330
12.06.2020

Юрий Башарин – о судьбе и профессии

«Разлилось много нефти, а мы ползаем в ней по пояс. На улице – мороз. Буровая ревет. Такого шума в жизни не встречал! Никого рядом не слышишь, только она: кричит, визжит, звуки на разный лад издает. Не знаю, откуда у меня взялась смелость». Так вспоминает свой первый опыт борьбы с нефтяным фонтаном Юрий Башарин, который более 30 лет проработал в противофонтанной службе, участвовал в ликвидации 100 серьезных аварий и их последствий на объектах нефтегазовой промышленности стран бывшего Советского Союза. На днях он отметил свое 85-летие.

Юрий Иванович Башарин родился в многодетной семье 5 июня 1935 года в деревне Жихаревка Новоспасского района Ульяновской области. Окончил Сызранский нефтяной техникум, по распределению работал в объединении «Куйбышевнефть» (г. Отрадный). Сначала помощником бурильщика, затем бурильщиком, буровым мастером. В 1967 году по распоряжению Совмина СССР Министерство нефтяной и газовой промышленности приняло решение создать на нефтегазовых месторождениях профессиональные военизированные части и отряды по предупреждению возникновения и ликвидации открытых газовых и нефтяных фонтанов. Юрий Башарин и возглавил такой отряд в Отрадном (подразделение военизированной части Северо-Восточного промышленного района Миннефтепрома СССР).

Юрий Башарин вспоминает:

Когда пришел в противофонтанную службу, то там уже были пожарные, но в бурении они ничего не понимали. А ведь моя работа – это чистейшее бурение, добыча нефти, ее транспортировка. Тогда почти никто не знал, что должны делать противофонтанщики на скважинах. А я, поработав буровым мастером, уже имел необходимые профессиональные навыки. Приходилось убеждать руководство в том, что не стоит нас присоединять к пожарным. Ведь у всех разные задачи и подходы. Тогда я отстоял свою точку зрения.

Юрий Башарин (второй слева)

Юрий Башарин принимал участие в ликвидации более 100 серьезных аварий и их последствий. А его сложная и ответственная профессия стала делом всей жизни:

Я полюбил эту работу. Поначалу она мне казалась опасной. Помню свой первый фонтан. Это была Горбатовская площадь «Куйбышевнефти». Разлилось много нефти, а мы ползаем в ней по пояс. На улице – мороз. Буровая ревет. Такого шума в жизни не встречал! Никого рядом не слышишь, только она: кричит, визжит, звуки на разный лад издает. Не знаю, откуда у меня взялась смелость. Но на первом фонтане я шел впереди, а за мной – заместитель начальника части, мой руководитель. Он следил, как я поведу себя, как буду руководить людьми, что предприму. В итоге: побывали в самом пекле, все сделали правильно. Вышли, а он поинтересовался, где я раньше фонтаны ликвидировал? Сказал, что нигде, это – первый. А он мне: «Молодец!». После этого меня уже не контролировали, потому что знали, что я все делаю правильно и никого не подведу.

Были у Юрия Ивановича и собственные профессиональные правила, выработанные опытом:

Когда идешь в бой с фонтаном, важно просчитать все, а дальше – смотреть вперед и забыть то, что к делу не относится. Если будешь помнить хоть что-то лишнее, то пропадешь. Потому что мысли полезут такие: загорится или нет? И в таких ситуациях, кстати, гибло много людей.

Зарубежный опыт

В августе 1970 года Юрий Башарин на два года отправился трудиться сменным буровым мастером на месторождениях Египетской Генеральной нефтяной компании. Работа в этой стране стала прекрасной возможностью изучить новые технологии, опробовать их на практике, сравнить с теми, что применялись на родине, почерпнуть массу полезных сведений и получить ценный опыт.

Конечно, их буровые станки, оборудование и инструменты американского производства, а также подходы к решению технических задач, значительно отличались от советских аналогов. Но, тем не менее, мой опыт позволял мне спорить и отстаивать свою точку зрения даже с египетскими коллегами. Они меня очень уважали за справедливые споры.

Главный противофонтанщик

После двухлетней загранкомандировки, Башарина направили в Беларусь. Опытный нефтяник возглавил Белорусский военизированный отряд по предупреждению возникновения и по ликвидации открытых газовых и нефтяных фонтанов военизированной части Украинского промышленного района Министерства нефтяной промышленности.

Снимки из архива Белорусского военизированного отряда

Приехал в Беларусь, принял дела и приступил к работе. Сутками жил в отряде. Спал по 2–3 часа и снова на работу. Мне хотелось быстрее изучить местную геологию, технику и технологии, познакомиться с людьми.

Именно в БВО талант фонтанщика Башарина раскрылся на полную мощь. Здесь ярко проявились его способности руководителя, организатора, лидера, пригодился и зарубежный опыт. Юрий Иванович уделял большое внимание профилактике. Анализируя причины аварий, он понял: абсолютное большинство из них происходят из-за некомпетентности и халатности людей.

Все фонтаны это следствие нарушения дисциплины и правил. Сколько их было! Даже у нас в Речице. Нарушили, все получайте. Например, в капремонте бывали случаи: работники днем ремонтируют скважину, на ночь не закроют ее и идут спать. И вот – готовая авария. В жизни пришлось их много ликвидировать. Написал даже книги на эту тему.

Выйдя на заслуженный отдых, Юрий Башарин подготовил и издал три книги – пособия для работников нефтяного и сервисного блока

Юрий Иванович первым описал и систематизировал все виды работ в отряде, составил инструкции для специалистов-буровиков, ввел регулярные учебные тревоги. Вскоре белорусским опытом заинтересовались в Москве. В специализированных журналах появились статьи, основанные на выкладках Башарина. Многие из этих публикаций затем вошли в Руководящие материалы для военизированных отрядов и сейчас действующих на территории бывшего СССР.

В 1974 году командира отряда БВО Юрия Башарина наградили знаком «Отличник нефтяной промышленности». В 1993 году БВО вошел в состав «Белоруснефти». Предприятие оказало помощь новому подразделению в обеспечении нестандартным (аварийным) оборудованием, инструментом, материалами. Башарин же не только систематизировал и улучшал технический потенциал отряда, но и собрал штат оперативных работников, имеющих опыт в бурении и освоении скважин, добыче нефти и газа.

Команда спасателей-нефтяников

Со временем у него сформировалась сильная команда, с которыми доводилось ходить в противофонтанный бой:

Геннадий Зазеркин был моим близким товарищем. Очень уважали друг друга. Одинаковые были с ним. Он очень грамотный и осторожный. Мы с ним столько фонтанов глушили! Знали, что рисковать не стоит, а надо всегда думать, что и как предпринять, чтобы не было жертв и аварий. А еще со мной работали – Семен Антипов, Михаил Мельниченко, Александр Хлам, Леонид Шевко. Эти люди ничего не боялись. Вместе шли куда угодно, хоть в самое пекло. Это фонтанщики. Их и сейчас в Беларуси человек 40-50 и все в БВО.

Такие близкие и родные

У Юрия Ивановича – большая семья. Есть внуки и правнуки, три дочери – Антонина, Ольга и Яна. Кстати, Яна Юрьевна пошла по стопам отца, выбрала нефтяную отрасль:

Отец привил упорство в достижении цели, внимание к деталям, научил работать на опережение. Он никогда не жил в легкое время. Любые обстоятельства его жизни всегда требовали личной отдачи и кропотливой работы. Нас, всех трех дочерей, хоть мы и росли в разное время, отец воспитывал одинаково. Папа учил нас быть гордостью семьи и достойно нести свою фамилию. Он для нас – пример человека, который всецело был отдан своему делу, который жертвует своим, ради общей победы. Помню, он говорил, что в малом можно найти не меньше удовольствия, если относится к нему рачительно. Рассказывал о своем детстве, о том, как раньше ребята стремились к учебе. Не раз бывало, когда холодным октябрьским днем, он и братья босые бежали в школу, а придя туда – радовались теплоте школьного деревянного пола. Тогда для них было неважно кто и в чем одет, позавтракали или нет, потому, что школа была окном в другой мир. Запомнились мне рассказы отца и о том, как после службы в армии он участвовал в танцевальных конкурсах и занимал призовые места. На тот момент мне это казалось невероятным! Потому, что я думала, что он никогда не интересовался развлекательными мероприятиями. Ведь они отвлекали от работы. Но самое интересное, что на одном из этих конкурсов в качестве приза он получил флакон духов «Красная Москва». Потом открыл его и делился ароматом со всеми желающими. Думаю, что это характеризует отца, как щедрого человека.

«Юра, не спеши!». Вспоминают коллеги

Михаил Цьомко, бывший командиром БВО:

Башарин – это человек с большой буквы! Он до мозга костей предан своему делу. Очень требовательный, принципиальный, ответственный. Работа для него была всем. Я с ним начал общаться, когда был начальником в Речицком управлении разведочного бурения. Пересекались на скважинах. В те времена фонтанов было достаточно много. Технологии развивались, а люди не поспевали за ним. И зачастую технические ошибки приводили к крупным авариям. Затем я стал в отряде главным инженером. И уже более тесно общался с Башариным. Мы старались немного поменять структуру противофонтанной службы, стиль работы, который уже требовал новшеств, корректировок. Мы реструктуризировали отряд. Основной упор сделали на профилактику. Еще Геннадий Зазеркин говорил, что лучше предупредить аварию, чем ликвидировать. Эта фраза была на устах и противофонтанщиков, и буровиков. Потом Башарин ушел на заслуженный отдых, а место командира отряда занял я. Но все идеи, наработки, производственный опыт, я, конечно же, перенимал у Юрия Ивановича. Он – противофонтанщик от Бога! Всегда делился идеями по использованию противофонтанного оборудования, работе с оперативным составом, профилактике. И мне не нужно было выдумывать что-то новое, а только корректировать то, что уже наработал коллектив во главе с Башариным.

Председатель Совета ветеранов ПО «Белоруснефть» Владимир Гошкис называет Юрия Ивановича героем:

Башарин более 30 лет возглавлял противофонтанную службу объединения. У нескольких поколений белорусских нефтяников складывалось расхожее мнение о работниках службы и их руководителе. Дескать, мешают добывать нефть, бурить и ремонтировать скважины. Но это не про Башарина. Возникновение внештатной ситуации, связанной с нефтегазопроявлением или открытым фонтаном, он воспринимал, как недоработку БВО и свою личную. Мне неоднократно приходилось участвовать со специалистами БВО в ликвидации нефтегазопроявлений в Белоруссии и Западной Сибири. В памяти – открытый фонтан на скважине 199 Южно-Осташковичской площади. Именно высокопрофессиональные действия газоспасателей БВО и Юрия Ивановича позволили избежать техногенной аварии. Каждую внештатную ситуацию он грамотно анализировал, а обобщенные материалы доводил до исполнителей работ. Башарин большое внимание уделял развитию и поддержанию материально-технической базы БВО, повышению знаний и выучке газоспасателей отряда. Активно участвовал в рационализации. Многие внедренные рацпредложения были направлены на повышение надежности оборудования, механизмов и безопасности выполнения работ при ликвидации внештатных ситуаций. Выйдя на заслуженный отдых, Юрий Иванович подготовил и издал три книги – пособия для работников нефтяного и сервисного блока. Они пользуются спросом не только у работников объединения, но и у коллег из России, Украины. Примечательно то, что за двадцать с лишним лет после развала СССР, подобные пособия для нефтяников не издавались. Вот такой наш герой – Юрий Иванович Башарин!

1999 год. Авария на 199 скважине Южно-Осташковичского месторождения

Своими воспоминаниями о талантливом противофонтащике поделился командир отряда БВО Юрий Гришкевич:

Мне не довелось работать с Юрием Ивановичем. В отряд я пришел позже, когда руководителем уже был Михаил Цьомко. С Башариным познакомился на праздновании 40-летия отряда. Крепкое рукопожатие, оценивающий взгляд и одобрительная улыбка. Дальше мы общались у него дома, я привозил материалы для его книг. Мы подолгу засиживались. Он рассказывал про отряд, я – про работу на Севере. Могу с уверенностью сказать, что Юрий Иванович — это спасатель по жизни, который всегда старается не допустить беду, избавить от нее людей. Я всегда вспоминаю его слова: «Юра, теска, никогда не спеши! Нужно все обдумать и сделать первый надежный и верный шаг к фонтанирующей скважине». Кстати, эти слова помогли мне при ликвидации аварии на Прибугском ПХГ.

Сове мнение о Юрии Башарине высказала Валентина Бобла. В свое время она работала техником в БВО:

Юрий Башарин – трудоголик, высококлассный специалист и очень порядочный человек. Я помню, как он пришел на работу. Очень интересный человек и внешне, и внутренне. Волевой, красивый, порядочный. Такое первое впечатление. В те времена в бывшем Союзе было очень много случаев с возникновением открытых фонтанов. И с Юрием Ивановичем многие консультировались. А наши подразделения во главе с Башариным выезжали на ликвидацию аварий. У нас была дисциплина. К людям относился добропорядочно и, как руководитель, знал семьи каждого работника. Для меня он – один из самых лучших людей с кем приходилось трудиться. Знаю, что он сейчас и на пенсии очень много работает. Пишет книги.

Василий Саганович, который был командиром взвода в БВО, говорит, что Башарин – это человек большого ума:

Когда встретились с ним, сразу нашли общий язык. Я тогда Светлогорское управление буровых работ курировал. Он – настоящий профессионал, талантливый администратор. Отлично знал свою профессию. При том, что много сил отдавал работе, у него хватало времени и на семью. Мы же молодые были, энергии хватало. Но, конечно же, главные силы были направлены на предупреждение аварийных ситуаций. И у меня даже был такой лозунг: «Чтобы в СУБРе не было черного дыма».

А всех нынешних фонтанщиков Юрий Иванович напутствовал такими словами:

Чтобы хорошо работать, надо знать правила бурения скважин, добычи. При профилактике, будучи на объекте, не допускайте никаких нарушений. Доверяйте руководству бригады, главному инженеру или инженерно-техническому работнику, но всегда перепроверяйте сами. Это – из моего опыта. Все всегда зависит от ваших знаний.

 

0
330
Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен».
Ставьте лайки, комментируйте.

Комментарии отключены.

Читайте также