ЛЮДИ

Дело скважины. База данных от разведчика недр

Автор: Татьяна БОЛГОВА / фото Вячеслава СУХОДОЛЬСКОГО и из семейного архива КУЗЬМИНСКИХ/ NEFT.by
0
462
03.03.2020

Станислав Кузьминский описал и структурировал историю каждой скважины «Белоруснефти»

Речь идет о скважинах по состоянию на начало 2000 года. Этот труд, который так и называется «Дело скважины», он закончил перед уходом на пенсию. Но его база не перешла в разряд архивных документов. В 2019 году инициативная группа работников НГДУ «Речицанефть» дополнила, актуализировала информацию для виртуальной системы по более 1800 кратких «Дел скважин». Мы подготовили материал о наследии, житейском и профессиональном, Станислава Кузьминского.

Фото из семейного архива Кузьминских

Станислав Кузьминский родился в 1939 году в Евпатории. В 1961-м окончил Московский институт нефтехимической и газовой промышленности имени И. М. Губкина по специальности «Геология и разведка нефтяных и газовых месторождений». Прошел путь от оператора по исследованию скважин (НПУ «Аксаковнефть» объединения «Башнефть») до главного геолога (НГДУ «Узеньнефть» объединения «Мангышлакнефть»). С 1978 по 2000 год работал главным геологом – заместителем начальника НГДУ «Речицанефть», с 2000 по 2003 год – ведущим геологом геологического отдела, затем ушел на заслуженный отдых.

Один из лучших главных геологов

Многие из тех, с кем работал Станислав Сигизмундович, становились ему не только добрыми коллегами, но и друзьями. Как, например, Валерий Чайка. Он в разные годы был главным геологом УПГР, главным геологом НГДУ «Речицанефть», заместителем генерального директора объединения по геологии, помощником гендиректора «Белоруснефти» по геологическим вопросам. Познакомился он с Кузьминским в середине 1982-го.

Станислав Сигизмундович – человек, который был очень предан своему делу, настоящий профессионал. Умел спокойно обсуждать любые вопросы, выслушать мнения различных специалистов, вне зависимости от их ранга, не давя авторитетом. Люди, которые рядом с ним трудились, с удовольствием шли на работу. А это – немаловажный фактор. Были разные времена – годы Советского Союза и переходный период. Но он никогда не нарушал внутреннего кодекса чести. Кузьминский был одним из лучших главных геологов не только НГДУ, но и всей «Белоруснефти». Смог объединить геологов СУБРа, Речицкого управления разведочного бурения, института «БелНИПИнефть». Вся тематика, касающаяся нефтепромысловой геологии и разработки, всегда осуществлялась под руководством этого талантливого человека.

Валерий Павлович считает, что благодаря таланту Кузьминского объединение очень длительное время находилось в состоянии стабильной добычи в Беларуси. А еще он был учителем для многих молодых специалистов. Благодаря Кузьминскому в белорусском регионе появилась школа нефтепромысловых геологов-разработчиков. Кроме этого Станислав Кузьминский занимался систематизацией работы фонда и историей скважин.

Целенаправленная, активная работа Станислава Кузьминского во многом способствовала оптимизации добычи нефти. В соавторстве со специалистами «Белоруснефти» получил патент Российской Федерации на «Способ разработки нефтяной залежи вытеснением водой неоднократно разгазированной нефти». В 2001 году за достижения в труде Станиславу Кузьминскому присвоено звание «Заслуженный работник промышленности Республики Беларусь».

Как вспоминает Валерий Чайка, общались они не только в рабочей обстановке, но и дружили. Для них, в принципе, не было тем, на которые они не могли бы поговорить. Станислав Сигизмундович был увлеченным человеком. Очень любил автомобили. Мог сам разобрать свои «Жигули», сделать все манипуляции, чистки, внедрял какие-то новшества. Его геологическая дотошность оказалась полезной и в ремонте автомобилей.

Не раз Станислав Сигизмундович помогал мне и в житейских вопросах. Зачастую выручал и своих подчиненных – в делах человеческих и производственных. Этому тоже надо учиться. Кузьминский долгое время проработал главным геологом НГДУ. Были предложения и в объединение идти, но он считал, что каждый человек должен заниматься своим делом и нести свой крест. И он это делал с достоинством и высоким профессионализмом.

Геолог Татьяна Кузьмина называет Станислава Сигизмундовича человеком с большой буквы. О нем у нее только теплые воспоминания.

Я работала в НГДУ с 1972 года ведущим геологом. Кузьминский пришел к нам главным геологом в 1978 году. Период его руководства пришелся на тяжелый этап, когда с достигнутых почти 8 миллионов тонн в год началось снижение добычи. Необходимо было максимально сдерживать темп падения и добиваться стабилизации на уровне чуть более 2 миллионов тонн в год. Работали сверхурочно и нередко допоздна. Это было общим делом и для геолога, и для рядового специалиста. Кузьминский умел так довести задание, что ты осознавал от тебя зависит не только судьба предприятия, но и страны. Это вдохновляло!

Татьяна Владимировна говорит, что у геологов могут быть ошибки. Но команда Кузьминского действовала практически без просчетов:

Работоспособность его зашкаливала. У него на столе была гора ежедневников. Ведь тогда еще не настал век компьютерных технологий. И Станислав Сигизмундович все важные факты скрупулезно записывал. У него все было на заметке: это срочно, это может подождать и не горит. Пунктуальность во всем. А человеком он был всегда вежливым, жизнерадостным, целеустремленным, отзывчивым… Его компетентность, культура общения потрясали! Умел пошутить и пожурить. И благодарить никогда не забывал. Интересовался каждым из нас.

А вот как вспоминает о тех временах Виктор Шкандратов, кандидат технических наук, в 90-е годы занимавший должность заместителя директора БелНИПИнефть. Сейчас он руководит филиалом «КОГАЛЫМНИПИНЕФТЬ» ООО «Лукойл-Инжиниринг».

Станислав Сигизмундович – человек, которого я безмерно уважаю. Есть люди, у которых присутствуют отдельные качества, а у него все было органично. Вообще в НГДУ было два столпа: Щербатов – техническая часть, Кузьминский – геологическая. Со Станиславом Сигизмундовичем я познакомился, когда был еще зеленым специалистом. Мне приятно и интересно было находиться на его совещаниях. Было чему учиться. Как специалист он на отлично знал все месторождения, весь фонд. Кузьминский никогда не отказал, мотивируя, что у него нет времени. Если он пообещал – значит, все. Нам даже было как-то непривычно, что этот человек, несмотря на свой уровень, очень доступный. О нем – только теплые воспоминания.

Станислав Кузьминский стал для Елены Изюмской первым главным геологом и учителем. Елена Юрьевна работает ведущим геологом группы по сопровождению проектных документов отдела разработки нефтяных месторождений НГДУ «Речицанефть». В 1991 году она после окончания Академии нефти и газа им. Губкина распределилась в НГДУ.

У каждого из нас есть представления о человеке той или иной профессии, которые формируются на основе книг, фильмов, публикаций в СМИ. У меня тоже были такие стереотипы. И когда я пришла в НГДУ на собеседование к главному геологу – совпали реальный облик и все мои представления о профессии: мужественный человек, с хрипотцой в голосе, который курил крепкие сигареты. У меня был полный восторг. Станислав Сигизмундович был ответственным, строгим, но в то же время очень человечным. Знал и умел оценить каждого специалиста из своей службы. Это очень ободряло, создавало замечательную обстановку в коллективе. Несмотря на то, что это были не совсем простые 1990-е и 2000-е годы. Мы работали очень напряженно. Часто оставались допоздна, но это не обременяло нас. Трудились с искрой и все это благодаря Кузьминскому. Он талантливый организатор и смог собрать вокруг себя очень хороших специалистов. Были у нас даже геологические семейные династии. Сейчас произошла смена поколений. Я работаю в замечательном молодом коллективе, который продолжает дело Кузьминского. Так, например, уходя на пенсию, он создал базу данных по всем скважинам. Она так и называется – дело скважины. На современном этапе то, что заложил Кузьминский, эффективно работает. А значит – преемственность поколений есть, и это радует.

Работа как по нотам

«Общение с Кузьминским – одно из самых первых человеческих и братских взаимоотношений в моей жизни», – так рассказывает его коллега и друг Владимир Балыкин.

С ним было невозможно не дружить. Встретились мы со Станиславом Сигизмундовичем в 1978 году, когда он работал в НГДУ главным геологом. Я молодым специалистом приехал туда в 1975 году. Благодаря ему и занялся геологией. Мы бывали вместе и в командировках. Оказывались порой в суровых условиях, даже болели, но, несмотря ни на что, никто не ныл, а наоборот, поддерживали друг друга. Станислав Сигизмундович всегда подбадривал, любил шутить. Знал много анекдотов, афоризмов, любил юмор, цитировал Ильфа и Петрова.

Владимир Иванович говорит, что Кузьминский обладал талантом создавать и сплачивать коллектив:

Это почти как руководить оркестром. Так вот, Кузьминский смог создать такой оркестр, где каждый играл свое соло. Но в то же время по его нотам. А когда у сотрудников возникали трудности в быту, помогал, как мог. Ко всему подходил по-человечески.

А еще мы разыскали молодого человека Илью Кострому, который вот уже 10 лет трудится в объединении «Белоруснефть». В судьбе Ильи Кузьминский сыграл важную роль:

Станислава Сигизмундовича знаю давно. Познакомился с ним благодаря его внуку Денису, с которым дружил. На тот момент у меня в жизни была сложная ситуация: парень молодой, опыта нет, и на работу было не устроиться. Попросил совета у Станислава Сигизмундовича. Он говорит: «Что в моих силах, сделаю!». И помог. С февраля 2010 года я трудился электрогазосварщиком в «Нефтеспецстрое», сейчас работаю в Тампонажном управлении. Очень благодарен Станиславу Кузьминскому за то, что помог мне определиться и в жизни, и в профессии. Таких бы людей почаще встречать на жизненном пути.

Родительская защита

О пути Станислава Сигизмундовича, не только трудовом, но и жизненном, рассказала его дочь, продолжательница династии нефтяников, Элина Кузьминская. Она работает экономистом планово-экономического отдела НГДУ «Речицанефть».

Это был папа с большой буквы. Мне и моему младшему брату он посвящал очень много времени. Мы родились в Башкирии. И я отчетливо помню: снежные зимы, сугробы большие, а папа, когда шел в гараж, всегда возил меня с собой на саночках. Для меня он был настоящим другом – ему я могла рассказать все свои секреты. Он знал обо мне все. И в сложные моменты жизни помогал советом, подбадривал. Это важно для любого ребенка. Тепло, внимание и любовь – мы с братом всегда это ощущали. У нас очень дружная и крепкая семья, и я считаю, в этом заслуга наших родителей.

Свою судьбу – Розу Вазиевну – Станислав Сигизмундович встретил еще во время учебы в вузе. Она училась на экономиста в том же институте, который в народе называли «керосинкой». Вскоре они поженились и уехали по распределению в Башкирию. Работали в НПУ «Аксаковнефть» каждый по своей специальности. Там же родились дочь Элина и сын Игорь. Потом Кузьминского перевели в НГДУ «Узеньнефть» ПО «Мангышлакнефть».

Элина Станиславовна вспоминает то суровое время:

Там были непростые условия, и в какой-то момент папе, по причине плохого здоровья, предложили переехать. Было несколько вариантов, но он, побывав в Речице, маленьком, уютном и зеленом городе остановился на Беларуси. После Мангышлака, где голая пустыня, верблюды, колючки, наша семья переехала в красивый белорусский город нефтяников. Здесь мы с братом пошли в школу, а родители приступили к работе в НГДУ «Речицанефть».

Дочь Кузьминского говорит, что отец был предан своей профессии:

У него работа всегда была на первом месте. Такое же отношение к делу было и у мамы. Было видно, что родители трудятся от души. Мама, к слову, была замначальника планового отдела НГДУ. Она очень сильный экономист. Когда я пришла сюда трудиться, родители в одном здании находились. Но у меня было ощущение, что они приходили порознь и уходили также. Каждый все свое время уделял работе.

Несмотря на то, что Станислав Сигизмундович жил работой, дома он всегда принадлежал своим родным. Находил время на общение с детьми. Также потом занимался и с внуками. Словом, настоящий отец и дед, глава семьи, одной из традиций которой стало гостеприимство.

Папа очень любил готовить. Вообще с мамой они часто кухарили. У мамы, она татарка по национальности, всегда очень вкусные блюда получаются, и мне это умение передалось. У нас гостеприимство – семейная традиция. Мы и все наши друзья часто навещали родителей, даже когда появились свои семьи. Приходили и папины друзья. Отец был семейным человеком. По характеру добрый, любил шутить, но был достаточно требовательный. Единственное, чего папа никогда не прощал – это подлости. Если что-то подобное происходило, то он был закрыт для таких людей. Папа был глубоко порядочным и очень честным человеком.

Элина Станиславовна говорит, что в семье между родителями всегда царило взаимопонимание, а детям старались привить только хорошие качества:

Очень благодарна родителям за заботу, воспитание, за все, что дали нам в жизни. Думаю, что они очень сильно нас опекали, возможно, даже слишком. Но в такие моменты приходило понимание: мои родители – как два огромных крыла за спиной, и ты защищена. Полностью! У тебя нет никаких проблем. Только – полная опора, защита, любовь. Но после ухода папы – осталась рана, которая до сих пор болит. Боль с годами утихает, но все равно тяжело.

Роза Вазиевна сейчас живет в Москве. Кстати, у нее уже подрастают трое правнуков. В прошлом году отметила 80-летие. Как считают ее дети, мама в семье – настоящий двигатель. Энергичная, жизнерадостная – она продолжает вести активный образ жизни.

Воодушевленно Роза Вазиевна вспоминает не только о работе:

В последние годы я руководила планово-экономическим отделом в НГДУ. Сейчас там трудятся моя дочь Элина и внучка Алена. Наши дети и внуки продолжают династию нефтяников. Со Станиславом Сигизмундовичем на пенсию ушли в 2003 году. Мы одногодки. У нас всегда были хорошие взаимоотношения. Прожили вместе почти 50 лет. Мой муж был очень надежным человеком. Всегда были рядом, любили, понимали и поддерживали друг друга. Это и есть секрет семейного счастья.

Говоря о профессиональных качествах мужа, Роза Вазиевна отмечает, что Кузьминского всегда высоко ценили как специалиста:

Он был образованный, культурный человек. В семейной жизни я, возможно, была его советчиком и правой рукой. И он мне за это был благодарен. Но по работе я ему ничего не советовала. Были четкие границы. Я знала, что он толковый инженер и руководитель. Например, некоторые жены просят своих мужей взять кого-то на работу, пытаются управлять. Мне это очень не нравится, и у нас в семье такого никогда не было. Мы не мешали друг другу. Станислав Сигизмундович много читал и многое знал. Был мастером на все руки. Дачу практически сам возвел. И электрику, и сантехнику, и даже печь клал. Свои умения в быту передал сыну и внуку. А еще он писал стихи. Некоторые даже зачитывал своим коллегам. Мы недавно отметили мое 80-летие, собрались все. В нашей семье еще есть нефтяники: моя родная сестра, брат и племянник. Целая нефтяная династия, но и экономистов тоже много. А еще мои внуки говорят, что хотели бы в жизни построить такие же крепкие семейные отношения, как были у нас с мужем.

Собирать материалы для статьи о семье Кузьминских нам помогал председатель Совета ветеранов ПО «Белоруснефть» Владимир Гошкис. По его словам, он словно вновь окунулся в атмосферу того времени, еще раз переосмыслил дела и наследие Станислава Сигизмундовича, и у него появилось предложение. Почему бы не назвать одно из вновь открываемых месторождений в честь Кузьминского? Это было бы лучшей памятью об этом прекрасном человеке и высокопрофессиональном геологе.

 

 

0
462
Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен».
Ставьте лайки, комментируйте.

Комментарии отключены.

Читайте также