Один день с…

Они создают буровые растворы по индивидуальным рецептам

Автор: Наталья РУДЕВА / фото Вячеслав СУХОДОЛЬСКИЙ/ NEFT.by
0
483
13.09.2019

Корреспонденты NEFT.by выясняли, что помогает буровикам добираться до продуктивных нефтяных пластов

И поняли, что не последнюю роль в покорении глубин играет буровой раствор. Жидкость, напоминающая густую смесь, непривлекательная на вид. Но без нее невозможно построить скважину. Чтобы узнать в чем заключаются ее свойства мы отправились на растворный узел Тампонажного управления. Здесь создаются растворы и промывочные жидкости для бурения, ремонта и восстановления скважин «Белоруснефти».

Мы приехали на второй нефтепромысел Осташковичского месторождения. Здесь находится растворный узел цеха буровых растворов службы по сервису промывочных жидкостей.

С Тампонажным управлением их разделяет не один десяток километров.

Сергей Лутов, начальник цеха буровых растворов службы сервиса промывочных жидкостей

Такое расположение объясняется транспортной логистикой. Узел построили в 70-х годах примерно посередине нефтяных месторождений Речицкого и Светлогорского районов. До 2000 года работали на открытых площадках. Реконструкция растворного узла позволила увеличить объемы производства буровых растворов, сократить время их приготовления, улучшить условия труда и безопасность работников.

История растворного узла в фотографиях

Высокая химия в индивидуальном исполнении

В 2003 году после реконструкции на растворном узле заработали три участка: приготовления соленой воды, глинистых и сапропелевых растворов и хлористого кальция. Темпы бурения с каждым годом росли, совершенствовались технологии проходок, появлялась новая буровая техника. Но, главное, требовались такие растворы, которые бы отвечали особенностям разрабатываемых залежей. Создавая их, приходилось учитывать «индивидуальность» каждой скважины.

Сергей Лутов:

Буровой раствор – сложная жидкость, в состав которой в строго определенных пропорциях входит множество компонентов. От того, насколько качественно она приготовлена и соответствует заданным параметрам зависит насколько эффективно будет очищаться ствол скважины от выбуренной породы. В нашем арсенале – высокотехнологичные биополимерные и ингибированные растворы, а также тяжелые жидкости для глушения скважин.

Лутов отмечает, что химия буровых растворов не стоит на месте, совершенствуется, достигает таких высот, которые делают труд буровиков не только эффективным, но и безопасным, помогает избегать тяжелых осложнений.

Растворные инновации

Сергей  Лутов

Если раньше использовался только хлористый кальций для приготовления раствора плотностью до 1,40 грамма на кубический сантиметр, то сейчас применяем новую солевую систему MaxOil WotaSoft, тяжелую жидкость глушения на основе ТЖС. Это помогает оставлять чистой призабойную зону и увеличивать плотность жидкости глушения до 1,70 грамма на кубический сантиметр.  

Впечатляет. Но все равно, в свете новейших технологий и скоростей бурения не совсем понятно: то ли бурение совершенствуется и продвигается с помощью новых и эффективных буровых растворов, то ли они «подтягиваются» до уровня современного процесса бурения. Приходится напрягаться в желании осознать значение химии в «растворных» инновациях. Видимо, у нас это получается не очень хорошо, поэтому мастер растворного узла Михаил Мериков ведет нас в химическую лабораторию.

Здесь нас встречают инженер по буровым растворам и специальным жидкостям Мария Маринчук, лаборанты Наталья Смольская и Нонна Дребенчук.

Вокруг множество приборов, различных колб и пробирок, стаканов и емкостей с разноцветными порошками.

Михаил Мериков, мастер растворного узла

Реагентов у нас множество. Помимо органоминерального сырья (сапропеля), поваренной соли, известной всем соды – каустической и кальцинированной, мы используем баритовый и карбонатный утяжелители, разного вида глинопорошки, крахмальные реагенты, пеногасители и антиприхватные добавки. Всего более 25-ти наименований. Буровой раствор готовится для каждой скважины, и его состав корректируется в зависимости от проявлений ее «характера». Можно сказать, что мы как фармацевты – создаем растворы по индивидуальным рецептам. 

Что же, как говорится, не попробуешь – не поймешь. Первую операцию, которую нам доверили провести, – это определить коэффициент вспенивания бурового раствора.
Наталья Смольская наливает в стакан 400 миллилитров сапропелевого раствора, показывает, как его поместить в миксер и берет секундомер.

За три минуты чернильное содержимое стакана подрастает на треть. По специальной формуле Наталья Смольская вычисляет коэффициент вспенивания.

Идеальные растворы

Следующим нашим заданием была диагностика параметров бурового раствора. Требовалось узнать, как он поведет себя в скважине – в покое, при бурении, при течении. Определять в лабораторных условиях пластическую и динамическую вязкость бурового раствора нам помогал ротационный вискозиметр, который монотонно гудел на столе.

Пока раствор крутился в миксере, мы успели определить содержание песка в сапропелевом растворе, увидеть процесс его водоотдачи через бумажные фильтры, взвесить на аналитических весах выделенный соленый фильтрат, осмотреть разнообразие образцов химреагентов, применяемых для приготовления растворов и технологических жидкостей.

Насытиться солью

Краткий курс химии мы усвоили, настало время обратиться к производству. А точнее, изучить участок приготовления соленой воды. Машинист мостового грейферного крана Игорь Долголаптев огромным ковшом зачерпывает техническую соль розоватого цвета и ювелирно точно отправляет ее в бункер бака-мешалки.

Михаил Мериков

В ковше примерно одна тонна соли. Для приготовления соляного раствора или жидкости затворения цемента необходимо высыпать 15 ковшей. Мощные центробежные насосы «вращают» жидкость по замкнутому кругу. Процесс идет, соль растворяется, жидкость насыщается до определенной плотности. Готовая смесь отстаивается, заливается в автоцистерны и отправляется на буровые.

Следующим объектом нашего изучения стал участок приготовления хлористого кальция. В белых мешках – биг-бэгах – тяжелая соль. Хлористый кальций.

Работники, которые готовят буровые растворы ловко и быстро управлялись с огромными мешками, очень тяжелыми, судя по натяжению крюковой подвески.

Технология схожая с ранее виденной. Мешок подхватывался и зависал над баком-мешалкой. Затем тяжелая химия высыпалась в бункер, где смешивалась с водой до нужной концентрации.

Михаил Мериков

Тяжелые жидкости нужны для глушения скважин, в которых есть избыточное внутрипластовое давление. Раствор закачивается туда во избежание аварийных ситуаций. На этом участке еще регенерируются отработанные жидкости глушения, привезенные с буровых. Обновленные они готовы к дальнейшему использованию.

Без права на отставание

Мы выходим на территорию растворного узла.

В цистернах емкостного парка хранится готовый буровой раствор и прибывший со скважин. Правда, ни тот, ни другой долго не залеживается.   

Александр Астапенко, ведущий инженер службы по сервису промывочных жидкостей

Без промывочных жидкостей Тампонажного управления не обходится ни одна технологическая операция в «Белоруснефти». Бурение, воздействие на пласт, ремонт скважин, гидроразрыв пласта – везде нужны специалисты Тампонажного управления. И большая часть нашей работы – оперативная. К примеру, вчерашней ночью на одном из объектов срочно потребовалось 120 кубометров тяжелого бурового раствора.

Пришлось перестроить текущий рабочий процесс, чтобы освободить емкости, вовремя приготовить и доставить раствор заказчику. Все получилось.

Сергей  Лутов:

Словом, мы – и скорая помощь, и пожарная команда.

За месяц растворный узел выдает более 6 тысяч кубометров различных промывочных жидкостей и буровых растворов. Но с каждым годом темпы бурения растут. И, как говорит Сергей Лутов, значит, служба не имеет права отставать.

0
483
Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен».
Ставьте лайки, комментируйте.

Комментарии отключены.

Читайте также