ЛЮДИ

Вместо спортивной журналистики пошел в буровики

Автор: Наталья РУДЕВА / фото из архива Александра Филиппова/ NEFT.by
0
173
11.03.2019

Александра Филиппова причисляют ко «второй волне» нефтяников

«Вторая волна» — это специалисты, которые с середины 70-х годов 20 века начали массово съезжаться в Речицу со всех концов Советского Союза, чтобы работать на местном нефтяном предприятии.  Александра Филиппова с полным правом можно назвать представителем белорусской буровой школы, которая смогла стать одной из лучших на советском и постсоветском пространстве.

В начале февраля Александр Филиппов отпраздновал 70-летие. Это стало поводом для встречи, на которой юбиляр рассказал о своем трудовом пути, где как в зеркале отразилось несколько этапов развития объединения «Белоруснефть».

В нефтяники привел спорт

Его детство прошло в Рязанской области, в тихом районном городке Ряжск.

Александр Филиппов:

О нефтяной профессии не помышлял. В Московский институт нефтехимической и газовой промышленности имени Губкина я поступил … ради занятий спортом. В школьные годы все свободное летнее время отдавал игре в футбол, зимнее – лыжным гонкам. Была у меня мечта стать спортивным журналистом. Ну, а если не сбудется, – поступить в институт физической культуры.

Но его друг, студент института им. Губкина, тоже большой любитель спорта, приехав из Москвы на каникулы в Ряжск, круто изменил планы Александра. Узнав, как здорово представлено в нефтяном столичном вузе спортивное движение, Саша Филиппов решает ехать в Москву. «Уже потом, во время учебы, у меня появился интерес к специальности буровика», – говорит он, вспоминая, что учиться было интересно и нетрудно. Он успевал и успешно сдавать экзамены, и играть в футбольной команде института на первенстве Москвы.

Со спортом Александр Филиппов дружен и сейчас. В любимый футбол он не играет, но как только ложится снег, ходит на лыжах. Летом занимается скандинавской ходьбой.

На скважинах Ставропольского края, куда студентов кафедры бурения отправили на практику после второго курса, он впервые увидел процесс бурения, смочил руки нефтью. И убедился, что увлечение привело его к жизненному делу, которое он сможет полюбить всей душой.

Получил диплом вуза – поработай в рабочей спецовке

С дипломом лучшего нефтяного вуза страны молодой инженер отправился в Беларусь.

В Речицу Александр Филиппов приехал с женой Татьяной. Они знают друг друга с малых лет: росли и учились в одном городе. Когда Александр закончил учебу, молодые люди сразу поженились. Приехав в Речицу, семья поселилась в общежитии нефтяников. Татьяна Владимировна работала педагогом, затем более 20-ти лет – директором речицкой средней школы № 8.

С женой Татьяной на отдыхе

Пригласил его в Беларусь Сергей Ширяев, с которым он вместе учился в институте. Так с 1 марта 1973 года профессиональная карьера Александра Филиппова началась с должности… помощника бурильщика на 105-й скважине Речицкой площади.

Александр Филиппов

И таскал я буровые трубы, и стоял у ротора… Тогда было так принято: получил диплом инженера или техника – поработай в рабочей спецовке, прошагай путь наверх от самой низшей ступеньки. Я считаю, что так было правильно.

Это было временем стремительного развития предприятия белорусских нефтяников. В его активе были НГДУ «Речицанефть», Речицкое управление разведочного бурения, Светлогорское управление буровых работ, Белорусский газоперерабатывающий завод.

Первый, самый трудный этап был пройден. Из молодых выпускников нефтяных вузов и техникумов, приезжающих работать в «Белоруснефть», складывалось новое поколение специалистов, которое впоследствии составило кадровый костяк предприятия. Причем во всех направлениях: геологоразведке, бурении, добыче, переработке нефти.

Стань настоящим буровиком

После трех месяцев помбуровской «стажировки» Александра перевели в РИТС-3 – районную инженерно-технологическую службу:

В РУРБе на тот момент было три РИТСа. В каждой – по пять-шесть буровых бригад. Мы – инженеры-технологи, координировали их работу, управляли процессом бурения. Возглавлял службу Александр Осин – отличный организатор, грамотный специалист и прекрасный человек. Он стал моим первым наставником в буровом деле.

Под его началом молодой специалист проработал до ноября 1973 года, пока Осин не заявил: «Надо из тебя делать настоящего буровика. А эта профессия начинается с работы буровым мастером». И отправил Александра на 9-ю буровую Восточно-Первомайской площади. Свою первую скважину у деревни Стасевка он помнит до сих пор:

Разведочная, глубиной 4,5 тысячи метров. Уникальная, с большим нефтяным дебитом, одна из самых продуктивных, она была в то время показательной. Сюда везли гостей и репортеров демонстрировать мощь белорусской нефти. Мы открывали задвижки, и скважина ревела под напором нефти и газа.

Это было время самого расцвета добычи, объемы которой подбирались к 7 миллионам тонн в год.

С докладом на конференции молодых специалистов. За призовое место Филиппова наградили путевкой… в Сибирь. Для обучения процессам бурения в сложных геологических условиях

После окончания строительства скважины молодого перспективного специалиста перебросили на следующую буровую. По иронии судьбы ею оказалась 105-я Речицкая, с которой Филиппов когда-то начинал – помбуром. Он вернулся в знакомый уже коллектив начальником буровой:

Скважина оказалась сложной, с проектной глубиной под 5 тысяч метров. Бурили на электроприводе. Сложные были времена. Труд буровиков был тяжелый: на холоде, под всеми ветрами. Рабочих рук не хватало, собирали мало-мальски толковых по всем деревням, обучали. Но многие, поработав, уходили искать «хлеб» полегче и почище.

В марте 1975 года Александру Филиппову дали новый ответственный объект. Скважина 1-я Озерщинская, близ деревни Чёрное, в пойме Днепра была тоже разведочной и глубокой. Доукомплектовали бригаду дизелистами, и только начали бурить, разлился Днепр.

Буровая на 1-й Озерщинская отражается в разливе поймы Днепра

Вода размыла дамбы и насыпные дороги: «И мы оказались на острове. На вертолете не налетаешься, оставался один путь – по воде». В гомельском речном порту выделили небольшую баржу, которая забирала вахтовиков, оборудование, запасы продовольствия. Так нефтяники бороздили Днепр целый месяц, пока не «упала» вода. «И вот ведь занятный факт: в тот день, когда в расход пустили последнюю бурильную трубу, и бурить уже стало нечем, дорожники восстановили путь к скважине. И ни дня простоя не было!», – вспоминает Александр Филиппов.

Каждую свою скважину Филиппов хорошо помнит, каждая была для него с «приметами».

После Озерщинской с этой же бригадой бурили 21-ю на Барсуковской площади. Но она оказалась «пустой». 1-ая Комаринская, параметрическая, запомнилась большим объемом отбора керна. Добурились до проектной глубины, и меня вновь отозвали в РИТС.

Работа приносила удовольствие

С конца 1977 года и до 1982-го Александр Филиппов прошел все кадровые ступени в РИТС-3, став начальником службы.

Александр Филиппов на буровой

Это время он вспоминает с большим удовольствием:

Я пришел к такому профессиональному рубежу, когда было достаточно и опыта, и знаний. Моя работа мне очень нравилась. Подобрался работоспособный коллектив специалистов-единомышленников, с которыми  мы активно занимались внедрением новых технологий. Рядом трудились классные буровые мастера – Иван Иванютенко, Анатолий Буднов, Николай Овсянников, Степан Дик, Михаил Листратенко, Александр Кравченко. В РИТС я проработал 10 лет. Сколько пробурили за это время скважин? Никогда не задумывался, но под сотню наверняка будет.

Буровое сито

В 1991 году Филиппов возглавил инженерную службу РУРБа. Этот период отличался тем, что в то время строили скважины не только в Беларуси, но и в Западной Сибири – вахтово-экспедиционным методом. На белорусских месторождениях постоянно бывали московские ученые, опытные мастера бурения, делегации Всесоюзного научно-исследовательского института буровой техники.

Речицкая земля стала испытательным полигоном: сюда доставляли из Москвы новейшее буровое оборудование, долота, турбобуры, химреагенты для буровых растворов.

К тому же кадры у нас были уже свои, высококвалифицированные, взращенные в объединении. Через буровое сито прошло множество молодых специалистов, выявив лучших. А какие мастера у нас работали! Вот где была кузница кадров! Василий Воловодов, Алексей Кузнецов, Александр Кочкуров, Иван Канатуш, Николай Самончик, Андрей Кузьмин. Они были примером, к ним тянулись, вокруг них складывалась собственная, классная школа буровиков.

Чистота работы

Вместе с освоением новых технологий и бурового оборудования, как отмечает собеседник, в «Белоруснефти» стали больше уделять внимания сохранению белорусской природы.

Инженерный корпус РУРБа задался целью создать буровую установку безамбарного бурения, чтобы защитить грунтовые воды от агрессивного воздействия бурового раствора. Особенно это было необходимо для тех установок, что стояли в пойме Днепра. Разработали технологию безамбарного бурения, и успешно опробовали ее на усовершенствованном станке «Уралмаш 3Д». Потом я ездил в Москву на конференцию буровых подрядчиков и представлял наше «детище». Подобного на территории уже бывшего СССР не было, и белорусскую разработку восприняли очень хорошо.

Не растерять кадры

Закономерное истощение ресурсной базы приводило к сокращению проходки. Белорусские буровики массово уезжали покорять вечную мерзлоту российского Севера. Стремясь сохранить буровой корпус, не растерять опытных мастеров, руководство «Белоруснефти» решило создать Светлогорскую экспедицию глубокого бурения. В 1996 году ее возглавил Александр Филиппов. Спустя два года Сергей Ширяев, начальник «Нефтебурсервиса», предложил ему создать и руководить центральной производственно-диспетчерской службой в управлении.

На базе «Нефтебурсервиса» к тому времени удалось не только сконцентрировать всю металлообработку «Белоруснефти», но и наладить качественную подготовку труб, проводить их своевременную дефектоскопию и диагностику, ремонтировать буровое и нефтепромысловое оборудование. ЦПДС взяла под свой контроль и систематизацию поставок труб, их учет и распределение. Когда открылся венесуэльский проект, «Нефтебурсервис» начал поставлять трубы и буровое оборудование за океан. Здесь я трудился с отличными специалистами – Борисом Детистовым, Николаем Бочковым, Марком Кравченко, Виталием Мануйлиным, Александром Левченко. Специфика работы ЦПДС требовала нового поколения механиков, которых подбирали из «технарей» ГГТУ им. Сухого, воспитывая молодую высокопрофессиональную команду.

«Сладкий» стол для буровика

Ему, опытному буровику часто приходилось выезжать на буровые, расследовать аварийные ситуации, искать причины, исправлять технологии подготовки труб. «Без аварий в то время не обходились. Опыт приходил не только с победами, но и ошибками. Последние случались, но на них тоже учились», – разводит руками Александр Филиппов. И с юмором вспоминает высказывания коллег о последствиях нештатных ситуаций:

Выговор для буровика – сладкий стол. Так часто говаривал Александр Кочкуров, намекая, что без выговоров в бурении нельзя. А Исаак Самуилович Арнапольский, руководивший отделом бурения в объединении, замечал: «Если аварию допустит работяга – мы ее ликвидируем за 8 часов, а если инженер, то можно «расхлебывать» долго».

Лучшая награда

Больше десяти лет, вплоть до выхода на заслуженный отдых, Филиппов возглавлял ЦПДС в «Нефтебурсервисе». Его труд был отмечен многочисленными грамотами объединения «Белоруснефть» и концерна «Белнефтехим», знаком «Почетный нефтяник».

С очередной наградой за добросовестный труд

Но лучшей наградой за преданность профессии, как считает Александр Александрович, стали дети, которые пошли по его стопам.

Александр Филиппов рассказывает забавный случай, о том, как его малолетний сын, едва научившись ходить, «вошел» в профессию нефтяника: «Однажды я взял сына на буровую и ненадолго оставил в вагончике мастера. Вернувшись через несколько минут, обнаружил его уже… на приемных мостках буровой! В коротких шортах и в каске, но как он взобрался туда?».

Дети работают в ПУ «Нефтебурсервис»: сын – инженер производственно-технического отдела, дочь – инженер отдела охраны труда, промышленной безопасности и экологии.

Все, чем когда-то занимался я, воплотилось в их труде. Это отрадно. И хотя я давно не работаю, но связи с коллегами никогда не терял. Бывая на конкурсах профессионального мастерства, видя современные буровые установки, помимо законной гордости испытываю легкое сожаление, что не успел на них поработать. От души радуюсь за молодых буровиков, но не забываю, что и мое трудовое время было не менее интересным и ярким.

Александр Филиппов, выезжая на природу, любит заглянуть на скважины, которые когда-то бурил: «Некоторые из них до сих пор продуктивны, исправно качают нефть. Но не за этим еду. Постоять в тишине поля или леса, вспомнить, где стояли вахтовые вагончики, просто вдохнуть воздух молодости и работы – вот, что дает силы и лечит душу лучше любого лекарства».

0
173
Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен».
Ставьте лайки, комментируйте.

Комментарии отключены.

Читайте также