ЛЮДИ

Без души железо остается железом

Автор: Наталья РУДЕВА / фото Вячеслав СУХОДОЛЬСКИЙ и из личного архива Оксаны ТУРЯНСКОЙ/ NEFT.by
0
315
17.06.2019

Тридцать шесть лет в «нефтянке». Женский взгляд на мужскую профессию

Так вышло, что выбор Оксаны Турянской пал на сложную специальность. На работу, которая считается мужской. Получилось это, скорее, случайно, неосознанно. Но ее трудовая жизнь в объединении «Белоруснефть» сложилась так, что спустя десятилетия Оксана Ярославовна вспоминает время, отданное «мужской» работе с удовлетворением и не без юмора.

С ней удалось повстречаться после празднования 40-летия производственного управления «Нефтебурсервис».

Оксана Ярославовна была в числе гостей-ветеранов. Людей, стоявших у истоков создания и развития предприятия.

Оксана Турянская:

А началось все с мечты. Насмотревшись фильмов о геологических экспедициях, мне захотелось поисковой романтики и открытий.

Окончив в 1974 году среднюю школу в городе Сколе Львовской области, она едет в Дрогобычский нефтяной техникум, поступать на отделение геологии. Но после собеседования узнает, что «геологи» уже набраны, мест нет.

Я расстроилась… Но решила не отступать и перевела документы на отделение оборудования нефтяных и газовых скважин.

Учиться было нелегко: начертательная геометрия и физика, черчение и математика – точные науки дисциплинировали, давали понять, что в будущей профессии ничего приблизительного не будет – все должно быть предельно четко, ясно, верно.

Оксана Турянская (третья справа) с однокурсниками

В группе было всего четыре девушки. И, как представительниц слабого пола, «по неосмотрительности» попавших в мужскую специфику, нас жалели. Руководитель, к примеру, на полугодовую производственную практику отправлял не в суровую Сибирь или на Север, а выбирал места поближе, цивилизованнее, как он выражался. Так я впервые оказалась в Речице, в управлении разведочного бурения. Меня привезли на буровую Речицкого месторождения и передали в распоряжение бурового мастера. Тот критически оглядел и определил … на кухню. Но и здесь мне досталась самая «неквалифицированная» работа – я мыла котлы, чистила картошку. Только после кухонного «крещения» поставили меня в вахту помощником дизелиста. Наравне с другими я следила за показаниями манометров, контролировала работу двигателей. По локоть в мазуте я разбирала их до винтика вместе со слесарем и собирала вновь.

В 1978 году после защиты диплома Оксана Турянская и ее подруга Светлана Королёва приехали в Речицкое управление разведочного бурения. Но уже не практикантами, а молодыми специалистами.

Владимир Опутин, в ту пору главный механик управления, схватился за голову, мол, куда вас деть. Ответ нашелся быстро. В подразделении открывался новый цех по подготовке и ремонту бурильных труб, положивший начало образованию центральной трубной базы. Здесь нам, дипломированным техникам-механикам, нашлась работа. Ее было очень много. В нашем подразделении – 22 буровые бригады, а еще в Светлогорске, плюс Нефтегазодобывающее управление. И всем нужны были трубы – бурильные, насосные, компрессорные… Кроме подготовки труб, поступающих с заводов-изготовителей, предстояло наладить и ремонт использованных труб, поступающих с буровых.

Полгода быстрая и сметливая Оксана работала контролером труб, а затем ее первый наставник – начальник цеха Леонид Стамблер, разглядел в девушке способности организатора и назначил мастером цеха.

Первоочередная задача центральной трубной базы, образованной в 1979 году, состояла в том, чтобы улучшить качество подготовки труб и снизить аварийность на буровых. Аварии случались в те годы часто, буровой инструмент ломался, и трубы привозили причудливо изогнутые. 12-ти метровые с толщиной стенки в 12 миллиметров они, порой, были свернуты в спираль. Ремонту предшествовал визуальный осмотр, потом следовала дефектоскопия на выявление трещин, калибровка резьбы. Это была сложная, многоэтапная и трудная работа.

Так прошли десять трудовых лет. С развалом Советского Союза весь парк бурильных труб перевели в Светлогорск.  А на базе цеха подготовки и ремонта труб создали цех деревообработки. Сварочному участку  Центральной базы производственного обслуживания по прокату и ремонту нефтепромыслового и бурового оборудования требовался опытный, ответственный мастер.  Выбор пал на Оксану Турянскую:

Дело для меня было новое, непривычное. Пришлось засесть за специальную литературу, учиться на курсах повышения квалификации, вникать в сварочные процессы, осваивать технологию. Но первым делом мне, как мастеру, нужно было уметь читать чертежи будущих деталей, знать, как лучше «раскроить» металл, контролировать качество сварных швов, проводить дефектоскопию и испытания готовой продукции. Бывало, срезали готовые, но некачественные швы и варили по-новому. Конечно, в сравнении с прошлыми десятилетиями, изменились технологии и методы, появилась лазерная сварка, качество непрерывно улучшалось. Но без души железо все равно остается грубым железом. Искусно «шить» по металлу можно только с любовью к профессии.

Самыми ответственными и нелегкими этапами для работников сварочного цеха и их мастера стали периоды второго освоения российского Севера белорусскими нефтяниками и венесуэльский проект.

Оксана Турянская вспоминает:

Готовили много бурового оборудования в соответствии с погодными условиями Западной Сибири: варили специальные емкости для буровых растворов, не допускающие промерзания, полы с подогревом, утепленные помещения. Для Венесуэлы для отправки оборудования морем изготавливали поддоны, чтобы соленая вода не повреждала металл в долгом пути.

Сварщиков, которые работали под ее руководством, она считает асами профессии:

Многие из них учились в киевском институте электросварки имени Патона, они виртуозы. Отлично помню и первый конкурс профессионального мастерства среди сварщиков объединения «Белоруснефть». Он проходил в нашем цеху № 1 и мои ребята стали первыми победителями этого, теперь уже традиционного, соревнования.

Чем больше я общалась с улыбчивой и спокойной собеседницей, тем меньше оставалось вопросов о трудностях рабочих взаимоотношений с суровыми коллегами-сварщиками. Но все же решаюсь спросить о мужской лексике – частой спутнице не всегда удачных производственных процессов. Оксана Турянская смеется:

Нет! При мне они старались не выражаться. Но, что душой кривить… бывали острые моменты, срывались. Правда, потом ходили с виноватым видом, извинялись.

Чем нравилась ей работа? Ведь можно было сменить специальность на более женскую?

Нравилось, что каждый рабочий день был не похож на предыдущий. Все время новизна, всегда находилась в движении, напряжении. И хотя иногда от этого уставала, весь негатив быстро забывался, а гордость за результат оставалась в памяти.

 

0
315
Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен».
Ставьте лайки, комментируйте.

Комментарии отключены.

Читайте также