Кофе-пауза
Денис Воробьев

Положительные эмоции – лучшее лекарство

Автор: Виктория ЛАЗЮК /фото Дмитрий САПОВ/ NEFT.by
0
740
03.01.2019

Денис Воробьев о работе, друзьях, семье

В нашей интернет-кофейне предлагаем вам немного переключиться, отдохнуть, сделать паузу, выпить вместе с нами чашечку кофе, почитать неофициальные интервью. У нас можно немного поупражняться в кофейном  «психоанализе» – определить характер человека по кофе, который он предпочитает. Всем гостям задаем одинаковые вопросы. Или почти одинаковые. Но, тем не менее, в итоге портреты получаются разными.

На этот раз гость нашей виртуальной кофейни – нефтяник Денис Воробьев. Два с половиной года назад он возглавил одно из самых емких направлений «Белоруснефти», назначен заместителем генерального директора по производству. Устроить кофе-паузу было непросто. Пообщаться удалось во время обеденного перерыва.

Денис Воробьев, 35 лет

Заместитель генерального директора по производству РУП «Производственное объединение «Белоруснефть»

В 2005 году окончил ГГТУ им. П. О. Сухого по специальности «Разработка и эксплуатация нефтяных и газовых месторождений»

2005 – 2007 годы – работал в Мозырской нефтеразведочной экспедиции глубокого бурения. Начинал помощником бурильщика, через некоторое время возглавил инженерно-технологическую службу.

С 2007 года работает в «Белоруснефти»:  сначала в Белорусском научно-проектном институте нефти, затем в Центральном аппарате.

Отец двух детей: дочери – 7 лет, сыну – 2 года.

– Какой кофе предпочитаете?

– Предпочитаю американо. Причем, не принципиально – с сахаром или без. Могу иногда выпить и капучино.

Американо – эспрессо, разбавленный горячей водой или приготовленный в фильтровой кофеварке.

Капучино (cappuccino – в переводе с итальянского – капуцин) – кофейный напиток на основе эспрессо с добавлением в него подогретого вспененного молока.

Считается, что любители американо прагматичны, рациональны, последовательны, успешны. Некоторые кофейные психологи считают, что те, кому нравится этот напиток, ответственны и надежны, идут к своей цели самым коротким путем. А, если учесть, что среди предпочтений у таких людей есть еще и капучино, то к вышеперечисленным качествам можно смело добавить доброту. Кроме этого, любители американо и капучино ценят в людях честность. Это теория. А что же в реальности? Давайте сравним набросок с портретом.

– Выжиматели ветра – так называли парусники, созданные специально для перевозки кофе. Требовалось доставить зерна быстро, но бережно. А что вы предпринимаете, когда в работе нужна оперативность и осторожность одновременно?

– Философский вопрос. Так сразу и не ответишь на него. Стараюсь принимать быстрые, но взвешенные решения, опираясь на имеющийся опыт и практические навыки. И делать тот оптимальный, верный выбор, который нужен в данной ситуации – сегодня и сейчас. Бывают, конечно, определенные ошибки. Не ошибается, наверное, только тот, кто не работает. Главное, не в том, чтобы не ошибаться, а в умении осознать просчеты, понять, сделать выводы и пополнить ими свой багаж знаний.

Главное, не в том, чтобы не ошибаться, а в умении осознать просчеты, понять, сделать выводы и пополнить ими свой багаж знаний.

– Что такое нефтесервисный блок «Белоруснефти» сегодня? Каким он был раньше, как развивался? Чего ему не хватает?

– Нефтесервисный блок – это очень широкое направление. Но главное, что надо понимать – сфера деятельности, которая требует постоянного развития, это всегда поиск чего-то нового и его применение. Понятно, что в предыдущие годы не было такого, как теперь оборудования, доступа к технологиям, по-другому подходили к организации работ. Каждый год для нефтесервисного блока и соответственно для всего предприятия становится определенным поступательным витком, шагом вперед. То, что уже сделано, это заслуга, в том числе, производителей специализированной техники, породоразрушающих инструментов, которые, в принципе, помогли нам в сложном горно-геологическом разрезе Беларуси получить положительные результаты в строительстве скважин – увеличить скорость их строительства. Понятно, что только на оборудовании не продержишься. Достижения – заслуга и работников этого направления. Еще одна важная составляющая – это политика «Белоруснефти» по переходу на раздельный сервис. И определенный рывок, которое сделало предприятие в нефтесервисном направлении, стало, как раз, следствием проведения такой политики.

Раздельный сервис подразумевает появление единого заказчика, который консолидирует все сервисные направления и управляет ими. Что позволяет достигать максимального результата. Потому что этот подход включает в себя и работу с коллективом, и с технологиями, с организацией времени, которое бригады тратят на строительство. Путь развития в нефтесервисном блоке видится, конечно, в совершенствовании, приобретении опыта в различных ответвлениях сервиса, а их очень много, и последующий выход с многочисленными нефтесервисными услугами в зарубежные проекты. И чтобы быть конкурентными на зарубежных рынках требуется постоянно развиваться.

Путь развития в нефтесервисном блоке видится, конечно, в совершенствовании, приобретении опыта в различных ответвлениях сервиса, а их очень много, и последующий выход с многочисленными нефтесервисными услугами в зарубежные проекты. И чтобы быть конкурентными на зарубежных рынках требуется постоянно развиваться.

– Вам знакомо такое чувство, как «счастье профессии»? Получаете ли удовольствие от работы?

– Да, получаю. И возвращаясь к далекому 2000 году, когда определялся с выбором профессии, не жалею, что связал свою жизнь с нефтяной отраслью. Считаю, удачей, что среди многочисленных интересных востребованных специальностей, я остановился все-таки на разработке и эксплуатации нефтегазовых месторождений.

Без горчинки и кислинки не будет сладости в кофе. Главное в приготовлении соблюсти баланс. А в жизни и работе действует это правило?

– Понятно, что не бывает все гладко, что рабочий процесс сложный. Вспоминаю, как когда-то говорили в университете, что профессия буровиков, нефтяников сродни профессии астронавтов. Они изучают космос, а мы идем в недра земли, где тоже много загадок и неизведанного. И только на определенном осознании, представлении о том, что происходит под землей, знаниях можно строить свою работу. Не все всегда получается. Но тем и интереснее справляться с трудностями, понимать, в чем причины и как их в дальнейшем не допустить, чтобы получить положительный результат. Мы стремимся к тому, чтобы минимизировать все возможные отклонения. Хотя без них все равно не получается. Но, когда, как специалист представляешь, какие сложности предстоит пройти, и все-таки преодолеваешь ситуацию и, причем в максимально сжатые сроки, это воспринимается, как своего рода достижение. Например, что-то похожее было при строительстве разветвленных скважин.  Мы бурили их по 4 уровню сложности. Это 58 и 59 скважины на Северо-Домановичском месторождении. Они преподнесли нам определенные сюрпризы. Еще на этапе изготовления оборудования мы видели некоторые нюансы, которые могли привести к негативной ситуации.    Исправляли и с производителями техники, и непосредственно в полевых условиях. Приходилось набивать шишки, учиться на собственных ошибках. И 59-ю Северо-Домановичскую построили с определенным исключением тех проблем, которые были получены на предыдущей скважине. Да, это были критические скважины, которые бурились по новым технологиям. И все-таки мы их успешно построили и ввели в эксплуатацию. И таких примеров множество по всем направлениям – что в гидроразрыве пласта, что в ремонте скважин, в колтюбинговых технологиях. Наша работа сопряжена с трудностями, неоднозначными ситуациями, которые в последующем могут привести к осложнениям и наоборот, не привести, если правильно подобраны технологии, квалифицированный персонал, который понимает, что он делает на объекте.

Не все всегда получается. Но тем и интереснее справляться с трудностями, понимать, в чем причины и как их в дальнейшем не допустить, чтобы получить положительный результат. Мы стремимся к тому, чтобы минимизировать все возможные отклонения. Хотя без них все равно не получается. Но, когда, как специалист представляешь, какие сложности предстоит пройти, и все-таки преодолеваешь ситуацию и, причем в максимально сжатые сроки, это воспринимается, как своего рода достижение.

Сколько чашек кофе в день вы любите выпивать и сколько приходится?

– В стандартный день я выпиваю 2 чашки. Утром и после обеда.

Нравится ли вам экспериментировать с кофейными напитками?

– В зависимости от ситуации. Могу и поэкспериментировать. Попробовать нетрадиционный для себя кофейный напиток.

А в работе?

Сказал бы – нет, но без экспериментов не получается. Сегодня, если не пробуешь что-то новое в данном направлении, то ничего не сделаешь. Потому что невозможно быть консерватором и двигаться в сторону совершенствования, ускорения, увеличения количества построенных скважин. У нас вся работа построена на определенном эксперименте. Появляется одна технология, через некоторое время она становится стандартной, за ней следует другая, затем еще более современная и так далее. Без эксперимента невозможно работать.

– Какую литературу вы читаете и, что порекомендовали бы прочесть всем?

– Порекомендовать я могу лишь определенному кругу людей, тем, кого хорошо знаю и понимаю, что их может заинтересовать. Лично меня впечатлила книга о японской философии. Это сборник, в котором рассказывается о культуре, подходе этой нации к жизни, воспитанию, их отношении к природе. Очень познавательно. После прочтения этой книги приходит осознание, что культура, история Японии может быть определенным примером и для других наций.

– Как часто и, по какому поводу, вы бываете недовольны собой?

– Недоволен, когда не получается достигнуть определенных целей, которые поставил не только перед собой, своей семьей, но и перед коллективом.

– Обязательно ли получать удовольствие от жизни?

– Думаю, да. Потому что иначе, наверное, и смысла в жизни нет. Надо всегда к чему-то стремиться, получать какой-то результат и понимать, доволен ты им или нет. Если нет, стоит понять – почему? Отойти в сторону и двигаться другим путем. Так что удовольствие – это некий маячок, который дает возможность проанализировать, понять, все ли хорошо в твоей жизни. И это касается не только работы. Все-таки получение положительных эмоций в любом деле становится стимулом для дальнейших поступков. По-моему, это закон жизни. Например, спортсмены. Что заставляет их достигать результатов, ставить рекорды? Удовлетворение, удовольствие от того, что задуманное получилось, несмотря на то, что спорт – это тяжелый труд.

– Устраивает ли вас положение дел в службе, которую вы возглавляете?

– Если сказать – да, то это будет сродни самоуспокоению. Вроде и двигаться дальше никуда не надо. Есть, конечно же, нюансы, которые пока не удовлетворяют, не устраивают. Скажем так – есть, к чему стремиться. Так что, в среднем, да, устраивает, но хотелось бы лучше.

– Какими качествами должен обладать руководитель, чтобы возглавляемое направление эффективно работало за рубежом?

–  У «Белоруснефти» есть определенные успехи за пределами страны. Что главное в любом проекте – неважно зарубежном или отечественном? Нужно, прежде всего, быть лидером, человеком, которому поверят, за которым будут идти. Он не должен подгонять, заставлять. Наоборот, он обязан заинтересовать коллектив, который, благодаря примеру руководителя, последует за ним. Надо создать сплоченную команду с единым подходом к делу. Коллектив, который на своем энтузиазме, на энтузиазме руководителя готов идти и выполнять даже те задания, которые поначалу кажутся трудновыполнимыми или вообще невыполнимыми. Но исходить такой настрой должен, прежде всего, от самого руководителя. Он своим примером должен показывать, что ему это интересно, нужно. Словом, заряжать свою команду и вместе идти вперед.

Нужно, прежде всего, быть лидером, человеком, которому поверят, за которым будут идти. Он не должен подгонять, заставлять. Наоборот, он обязан заинтересовать коллектив, который, благодаря примеру руководителя, последует за ним.

Важно ли вам чье-либо мнение при выборе кофейни?

– Наверное, будет правильно выслушать советы по поводу того, где какой кофе варят, в какой кофейне уютнее или лучше обслуживают. Правда, чаще все-таки приходится идти методом проб и ошибок.

– А в работе, профессии авторитеты есть, чьим мнением дорожите больше всего?

–  Наверное, у каждого человека на определенных этапах есть учителя, люди, которые подскажут, помогут. На самом деле всегда самое главное в развитии специалиста, человека – это придерживаться мнения «учиться никогда не поздно». Нельзя себя ставить выше всех, мол, я все знаю, все умею. Всегда, конечно же, есть специалист, который лучше тебя в определенном виде деятельности. Я не считаю зазорным обратиться за помощью, почерпнуть новые знания. У меня есть свои авторитеты, на которые равняешься. Вокруг каждого специалиста формируется такой своеобразный клуб коллег, многие из них становятся авторитетами в определенных профессиональных направлениях. Такое общение приводит к обмену знаниями, к взаимному обогащению. Это как шар, наполненный воздухом. Надавливая с одной стороны, возникает давление и с другой. Точно так же и знания, они перетекают от одного человека к другому. И благодаря такому общению формируется и команда.

– Какой сервисный рынок вам, как руководителю ближе – украинский или российский?

– Нравятся оба. Только пока рынок Российской Федерации более стабилен. Конечно, не без нюансов, существуют определенные проблемы с заказчиками, участием в тендерах. Но там у нашей компании есть сформированная структура, предприятие «Белоруснефть-Сибирь», которое трудится на рынке уже более 10 лет. Что касается Украины, то наша организация «Сервис Ойл», которая работает в этой стране, находится на этапе становления, динамичного развития. Но оно имеет уже на своем вооружение объем направлений деятельности даже больший, чем «Белоруснефть-Сибирь». Это и колтюбинговые услуги, и гидроразрыв пласта, и телеметрическое управление бурением, само бурение, в том числе и боковых стволов, и сейсмика, скоро добавим еще цементирование скважин и сервис по промывочным жидкостям. То есть это более емкий рынок с точки зрения присутствия «Белоруснефти». Поэтому и внимания к этому проекту больше, чем к сибирскому.  Но, тем не менее, оба рынка нам интересны. Потому что работа в этих странах позволяет персоналу «Белоруснефти», применять новые технологии, учиться, в том числе и организации процесса с точки зрения взаимоотношения «подрядчик-заказчик».

Здесь, наверное, лучше так сказать – если бы мы не вышли на рынок России, сегодня не было бы для нас и рынка Украины. То есть, российский проект – стал для нас в большей степени плацдармом. Получая опыт в Сибири, понимая принципы организации работ, взаимоотношений «заказчик-подрядчик», мы смогли перенести эту модель на украинский проект. Конечно, с некоторыми поправками на местные реалии. Но иначе, нам пришлось бы начинать работать в Украине с чистого листа.

Оба рынка нам интересны. Потому что работа в этих странах позволяет персоналу «Белоруснефти», применять новые технологии, учиться, в том числе и организации процесса с точки зрения взаимоотношения «подрядчик-заказчик».

– А на каком из этих рынков «Белоруснефть» чувствует себя увереннее?

– Да, пожалуй, на обоих. Только подходы немного разные. Рынок России насыщен подрядными организациями. И борьба в тендерных процедурах, отношения с заказчиком построены на жестких условиях. Кто-то выдерживает, кто-то нет. Рынок Украины только набирает обороты. И соответственно присутствия компаний в том объеме и виде, как в России, пока нет. Рынок формируется. И мы своим вхождением тоже его формируем. «Белоруснефть» предоставляет разные направления своего сервиса, которые у нас на хорошем уровне, и украинские заказчики это отмечают. По их мнению, мы следуем сразу за четверкой мировых лидеров, работающих на рынке Украины. Это Schlumberger, Weatherford, Baker Hughes,  Halliburton.

– Что вы не простите даже лучшим друзьям?

– Я не прощу ложь. Потому что, если человек обманул, да еще не признался в этом, то ничего ему не помешает и в будущем так поступить. Если это дружба, то должна быть высокая степень доверия. Другой вопрос, можно ли считать обманом скрытие информации, недосказанность? Тонкая грань… Но, прямая ложь – это самое негативное, в моем понимании.

– Что важнее при выборе кофейни – ее статус или вкус приготовленного кофе?

– Конечно, вкус.

– А на работу эти правила распространяются? Что важнее в работе  статус, достижения или атмосфера?

– Вроде бы как, всегда хочется видеть в коллеге специалиста, а если к этому приложен еще и статус – вдвойне приятнее. Но на самом деле это не так. Хочется общаться с людьми, которые обладают определенным багажом профессиональных знаний, имеют понимание о процессах в том или ином направлении. И чтобы, как я говорю, еще и людьми были хорошими. Даже на эмоциональном уровне с такими людьми приятно общаться, в том числе и по работе. А статус… Он свидетельствует только о том, что человек чего-то достиг, имеет определенный опыт. Лично мне важнее атмосфера в коллективе.

– Не всегда и не все рабочие, специалисты желают участвовать в зарубежных проектах. По разным причинам. Как, какими способами вовлекать таких работников в зарубежные проекты?

–  Надо общаться. Объяснить, рассказать об условиях, перспективах. То есть, заинтересовывать. Если появляется интерес, а не просто рабочего насильно туда отправляют, то и отдача от него будет лучше. Поэтому самое основное – это встреча, общение, объяснение, что это важно не только для компании, но и для них. Потому что работники приобретают определенный опыт в зарубежных проектах, соответственно получают достойную оплату своего труда. Но как показывает опыт отправки персонала в украинский проект, все решается на уровне встреч с бригадами, коллективами. Нет негативного отношения к работе за границей.

– Есть ли у вас стремление стать лучшим в профессиональной области?

– Если нет стремления к совершенствованию, то и нет положительных эмоций, удовлетворения от работы. В каждом направлении хочется развиваться, понимать, что получается, чтобы двигаться дальше. Специфика нашей профессии настолько широка, что нет предела совершенствованию.

– Что лично вам приносит удовольствие в быту?

– Когда дети здоровы, и в семье все хорошо.

– Вы гадаете на кофейной гуще?

Нет.

– А верите в судьбу?

–  Сложный вопрос.  В первую очередь надо понять, что такое судьба. Если принять за основу, что процессы, которые происходят, случаются не просто так, то верю. Потому что сталкиваешься иногда с ситуациями, когда понимаешь, что вроде бы выбор сделан неправильно, но результат получается даже лучше, чем планировал. Что-то в этом есть. По крайней мере, отрицать полностью это понятие я бы не стал.

– Говорят, что когда люди пьют вместе кофе, они не лукавят друг с другом. А в жизни всегда ли вы говорите то, что думаете? И надо ли это делать?

– Не скажу, что это надо всегда делать. Как говорят – в каждой бочке есть немного дегтя. Но только немного. Если вывалить весь ушат критики, недоверия, можно потерять связь с человеком, он может перестать общаться с тобой. Потому что невозможно сказать, что ты прав на 100 процентов или не прав. В каждом из нас есть нюансы, но не всегда об этом надо говорить. Можно какими-то поступками попробовать повлиять, скорректировать поведение того или иного человека, натолкнуть его на мысль, что он сделал что-то не так.

В каждом из нас есть нюансы, но не всегда об этом надо говорить.

– Кем бы вы стали, появись возможность начать все сначала?

– Надеюсь тем, кем стал. Если говорить о выборе, то я мало метался. В школьные годы куда стремился, туда и шел, тоже самое – в годы учебы в вузе. Выбрал ту профессию, которая очень нравилась. Хотя в семье никто никогда не был связан с нефтяной отраслью. Пошел в ту отрасль, которая предполагает очень широкую сферу деятельности, большие возможности проявления себя, которая была интересной, новой для меня. И не ошибся.

– А есть какие-то увлечения помимо работы?

– Раньше занимался спортом. Разными видами: от баскетбола до восточных единоборств. А сейчас… На самом деле очень мало свободного времени.

– Когда у вас плохое настроение, что делаете?

– Стараюсь успокоиться. В такие моменты мне лучше побыть одному, подумать, осознать, что не все так плохо и не стоит растрачивать себя на какие-то мелочи. Надо успокоиться и отдохнуть. А на отдых времени и так очень мало. Я все-таки больше позитивный человек. Считаю, что не надо заниматься самобичеванием. Положительные эмоции – лучшее лекарство. А негатива и так вокруг достаточно, зачем создавать его еще и самому?

0
740
Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен».
Ставьте лайки, комментируйте.

Комментарии отключены.

Читайте также