БЕЛОРУСНЕФТЬ

Идентификация керна

Автор: Ольга ХОЛОДОВИЧ /фото Дмитрий САПОВ/ NEFT.by
0
623
19.11.2018

Что было 360 миллионов лет назад? Как это узнать, каким образом такие знания помогают в поиске и добыче нефти? И причем здесь керн? Ответы нашлись в «Белоруснефти»

Нефтяники не просто рассказали о керне, а показали, разложили его на молекулы, дали потрогать и подарили на память. Репортаж – из единственного в Беларуси кернохранилища.

Первый раз слово «керн» мне встретилось в социальных сетях. У известного в Гомеле кондитера на странице увидела торт в виде этого самого керна. Первое, что пришло на ум, и кому такой торт может быть интересен? Спустя пару лет, понимаю, это был не просто кондитерский шедевр, а мечта геолога.

фото Наталья Жаркина

Дело в том, что эти невзрачные на вид цилиндры – источник информации о геологическом строении недр, условиях осадконакопления, вещественном составе горных пород, и самое главное, – о наличии или отсутствии в них углеводородов. Другими словами – это как отпечатки пальцев. Для экспертов по дактилоскопии такие «узоры» индивидуальны и неповторимы, не меняются в течение всей жизни, поэтому данный метод экспертизы абсолютно уверенно помогает идентифицировать человека. Для геологов керн – то же самое, только в нефтяной отрасли.

 Анна Ерошенко, начальник отдела литологии и стратиграфии БелНИПИнефть:

Смотрите, вот эта порода напоминает губку, в которой рисунки-мозаики. Это – отпечатки водорослей. 360 миллионов лет назад, когда сформировалась порода, на территории Гомельской области было мелкое теплое море. Песчинки наматывались на водоросли, образовывая вот такую сферу. Такие образования мы называем коллекторами углеводородов. Это значит, что в образцах керна присутствует нефть или газ. А вот так выглядит порода, в которой содержится так называемая «трудная» нефть.

Узоры, рисунки, отпечатки ракушек, след червя времен Палеозойской эры. Геологи Центра обработки, исследования и хранения керна в душе может и романтики, но преследуют сугубо практическую цель, выясняют – есть ли на исследуемой площади нефть. Для этого используют современные технологии. Керн распиливают, высушивают, наносят на тончайшие пластины, и изучают под микроскопом.

Марина Процкая, инженер службы физики пласта отдела литологии и стратиграфии БелНИПИнефть:

В этом образце на экране представлен известняк слабоглинистый. Здесь – известняк, раковины, битуминозно-глинистые участки, доломиты. Возраст породы примерно 350 миллионов лет.

 

Благодаря каменному материалу определяют не только возраст самих пород, но и количество, качество углеводородов, на какой глубине они находятся.

Борис Дубинин, заместитель директора БелНИПИнефть по геолого-разведочным работам:

Тот, кто владеет языком керна, может спрогнозировать, где находятся новые залежи. То есть направить геологоразведку в нужное русло. А также эффективно использовать уже имеющиеся ресурсы. Во всем мире запасы нефти с каждым днем истощаются, и для изобретения каких-то новых способов ее эффективной добычи не только нынешние, но и будущие поколения геологоразведчиков будут пользоваться материалами, хранящимися в нашем кернохранилище.

Борис Дубинин, заместитель директора по геолого-разведочным работам института «БелНИПИнефть»

Детальные исследования керна напрямую связаны с приростом добываемой нефти. Только в 2018 году поисково-разведочные работы в буровом направлении увеличились на 60 %. Дальше – не менее амбициозные планы.

Петр Повжик, заместитель генерального директора по геологии объединения «Белоруснефть»: 

Например, если в нынешнем году запланировано увеличить метраж проходки с прошлогодних 15 тысяч погонных метров до 25 тысяч, то в 2019-м показатель бурения в геолого-разведочных целях предполагается довести до 32-33 тысяч погонных метровВ этом году  на предприятии впервые поставлена задача компенсировать весь объем годовой нефтедобычи за счет увеличения прироста запасов – а это 1 миллион 670 тысяч тонн. Наши специалисты продвинули вперед не только нефтеразведку в Беларуси, но и в соседних странах. Так, новое поле деятельности – Украина.

Петр Повжик, заместитель генерального директора по геологии объединения «Белоруснефть»

Вся информация концентрируется здесь – в кабинете камеральной обработки. На основании полученных данных составляются карты для геологоразведки и разработки залежей. Желтым цветом обозначены наиболее перспективные районы, голубым и синим – менее. Во время пресс-тура журналистам демонстрируют образцы керна из этих месторождений.

Евгений Калейчик, геолог службы физики пласта отдела литологии и стратиграфии БелНИПИнефть:

В этой породе преобладает песчаник. Здесь – алевролит. Они отличаются по пористости, проницаемости, минеральному составу. Первый – можно назвать другом нефтяников. Он – как губка пропитан углеводородами. И давление в таком пласте, как правило, выше, а значит и добывать из него нефть легче. Алевролит, несмотря на сходство с песчаником, содержит глину и кварц, между его слоями обычно располагаются залежи угля.

Евгений Калейчик, геолог службы физики пласта отдела литологии и стратиграфии БелНИПИнефть

Почти 35 километров керна, добытого из 1 450 пробуренных в Беларуси скважин – для такого количества и существует специальное хранилище. Огромный бокс со стеллажами в 9 метров напоминает библиотеки. Геологи, кстати, так и называют кернохранилища.

Рустам Казимов, геолог службы физики пласта отдела литологии и стратиграфии БелНИПИнефть:

Смартфон и программа считывания QR-кода. Таким образом можно в считанные секунды получить всю информацию об имеющемся материале. Это – геологический банк данных. Здесь – весь накопленный керн за годы исследований. В Беларуси его добывают с 1964-го года. Раньше он находился в Гомельской и Минской областях, сейчас весь – в Гомеле. Горные породы расположены по зонам, в которых ведется добыча – север, центр, юг.

Экземпляры – достаточно привередливые. Хранятся в специальных влагостойких и огнезащищенных коробках, а до этого их оборачивают в  теплоизоляционный уплотнитель. Температура плюс 18–21 градус, влажность не более 75 %. Все для того, чтобы предотвратить разрушение керна.

В этих стеклянных шкафах – мечта хозяйки медной горы – примерно две сотни образцов-пород, которые встречаются в Припятском прогибе. На срезах – рифы, растения, моллюски, ракушки. Своеобразная машина времени….

На прощание журналистам преподносят презенты – срезы керна с глубины в несколько тысяч метров… У меня лично – сразу два экземпляра с загадочными названиями – Щербовская Гнейс, Гордеевская Сиенит-порфир… Что это значит на языке нефтяников, решила не уточнять, некоторые загадки недр земли хочется оставить загадками…

0
623
Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен».
Ставьте лайки, комментируйте.

Комментарии отключены.

Читайте также

ЛЮДИ Железные люди среди нас
Через что пришлось пройти офисному работнику, чтобы получить «металлический» статус – нефтяник- Ironman
0
1489
02.05 14:36