ЗАПРАВКА

Идею бизнеса подсказала очередь

Автор: Виктория ЛАЗЮК / NEFT.by
0
196
09.08.2018

Как ожидание стало стимулом создания сети АЗС «Белоруснефть»

Сегодня уже точно и не восстановишь, что в этой истории вымысел, а что факт. Произошло это во второй половине 90-х. «Наверное, нам все-таки стоит заняться розницей – построить собственную сеть АЗС, и торговать топливом», – поговаривают, что эти слова произнес руководитель «Белоруснефти» после получасового ожидания  своей порции топлива на заправке. Мол, мы добываем нефть, по сути, «сидим» на горючем, и тратим время на чужих бензоколонках – не логично. Вот и получается, что дело сдвинулось благодаря очереди. Вернее, вопреки обстоятельствам родилась идея розничного бизнеса.

Предыстория

Случилось это почти через 100 лет после появления первой заправки в мире. Правда, предприятию «Белоруснефть» тогда только исполнилось 30 лет. И сперва было желание построить бензоколонки для нужд нефтяников. Благо начинали не на пустом месте.
Во-первых, в стране работали заправки других операторов, которые можно было использовать для формирования собственного опыта в новом деле. Это АЗС «Лукойла», «Славнефти», «Юкоса».
Во-вторых, у нефтяников в некоторых подразделениях уже имелись бензоколонки. Правда их было пару штук, назывались они товарные склады и обеспечивали топливом транспорт нефтяников.
А в-третьих, бизнес этот был всем известен – все-таки почти столетняя история, которая начиналась с галантерейных лавок, где покупали бензин, наливая его в ведра и бутыли. Первая же АЗС появилась в Америке в  Сиэтле  в 1908 г. Хотя, АЗС – это громко сказано. Всего лишь палатка с бочками для топлива и ручным насосом. Но именно с нее начал набирать обороты топливный розничный бизнес. Спустя три года, в 1911 г., первые заправки появились и в России. Так же развивалась история и на территории нынешней Беларуси. В конце 19 века в Орше построили первый склад для хранения нефтепродуктов. Как таковой бензоколонки здесь не было, но именно сюда приезжали за керосином и бензином. Традиционные бензоколонки появились в Беларуси, как и во всем Советском Союзе сразу после Великой Отечественной войны.

Бензоколонки 50-х годов теперь можно увидеть только в виде скульптурных композиций. На АЗС № 42 в Минске

В конце 40-х нефтяная промышленность выпускала солярку, 66-й, 72-й и 76-й бензины. Стоило топливо от 7 до 9 копеек за литр. Развивался заправочный бизнес благодаря автопрому. По сути, это был  сопутствующий автомобилестроению и нефтепереработке бизнес. Например, с началом выпуска массового народного автомобиля «Жигули» появился бензин А-92. Он был самым дорогим – стоил 20 копеек за литр. Кстати, сегодня ситуация повторяется: появились электромобили – появились электрозарядные станции, в том числе и в «Белоруснефти».

В 60-е годы, когда только организовали предприятие белорусских нефтяников, о розничной торговле нефтепродуктами и не помышляли. Это считалось не профильным делом. Поиск, добыча, нефтяной сервис, проекты в Беларуси, Сибири, Калининграде – распыляться на сопутствующий проект не было смысла.

Все изменилось с развалом СССР. Якобы тогда и были произнесены слова о собственной сети АЗС. Решили, как говориться, «ввязаться в бой». И слова эти воплотились в реальные дела. В 1997 г. в Центральном аппарате создали отдел реализации нефти и газа. Возглавил его Владимир Ежак. Затем его назначили заместителем генерального директора «Белоруснефти» по реализации и маркетингу. Он целенаправленно взялся за дело. Поговаривают, что именно за строгость, твердость его называли железным наркомом.  Правда, существует и другая версия рождения сети АЗС под брендом «Белоруснефть». Не столь романтичная.

Дело в том, что сама идея давно витала в воздухе. Компания, которая занималась добычей и продажей сырой нефти, рано или поздно должна была приступить и к торговле продуктами ее переработки. Тем более, что опыт работы с поставщиками и покупателями был – нарабатывался он не только на продаже добытой нефти, но и на собственном газоперерабатывающей заводе. БГПЗ надо было обеспечивать и своим, и давальческим сырьем, а потом реализовывать произведенную продукцию. И коль научились торговать оптом, почему бы не заняться и розницей.

В архиве редакции сохранился отчет о Совете предприятия 31 октября 1997 г. На заседании заместитель генерального директора Вячеслав Мулица поднял тему об использовании горюче-смазочных материалов. Был сделан вывод, что необходимо создать подразделение по реализации, учету и хранению ГСМ. Предложение поддержали.

3 ноября 1997 г. был подписан приказ о создании управления «Нефтепродукт». Возглавил управление Александр Ильницкий. Вот с этого момента, пожалуй, можно вести отсчет времени нового для «Белоруснефти» бизнеса.

Из архива редакции

31.10.1997 г. Совет предприятия
Вячеслав Мулица, заместитель генерального директора

Назрела необходимость создания подразделения, обеспечивающего централизованный учет, хранение и реализацию всех видов ГСМ в системе объединения. И потому решено организовать структурное подразделение «Нефтепродукт» и возложить на него все задачи по обеспечению подразделений объединения ГСМ, их реализацию, учет и хранение. Определить местом дислокации управления «Нефтепродукт» базу Тампонажного управления (Головные сооружения)

Первые бензоколонки

Итак, 1 ноября сформировали управление «Нефтепродукт», а уже в декабре в Речице на ул. Молодежной построили первую АЗС «Белоруснефти».

В некоторых источниках указана другая дата – январь 1998 г. Скорей всего, фактически закончена она была в декабре, а после нового года заработала официально. Но дело даже не в этом. Факт интересен не только событийностью, а скорей сроком строительства. Возвели АЗС за два месяца. Всего за два месяца.

Первая АЗС «Белоруснефти»

С заправки в Речице на ул. Молодежной и началось формирование самой крупной в стране сети автозаправочных комплексов.

Круг замкнулся: «добыча нефти – реализация продукции ее переработки». Тогда появился и слоган «Белоруснефти» нового времени – «От скважины до АЗС».

И все-таки стоит понимать, что уже упомянутые российский операторы топливного рынка, работающие в Беларуси, представляли серьезную конкуренцию новичку. Так что дело было весьма рискованное. Тем более, что заправки российских компаний находились в «лакомых» местах – на оживленных автострадах, в Минске, в приграничных Гродно, Бресте. Но нефтяникам за свою историю, пусть к тому времени и не такую долгую (всего-то 30 лет), доводилось преодолевать и не такое – прошли и огонь, и воду, и медные трубы. Кстати, было много и тех, кто не верил в успех нового дела. Некоторые ждали провала, некоторые называли энтузиастов нового бизнеса и романтиками, и мечтателями. Но как сказал американский поэт, историк Карл  Сэндберг, «все, что существует на свете, когда-то было мечтой». Так что пока одни «злопыхали», другие работали.

А вот так выглядели бензоколонки и нефтебазы в 80-90-е годы.

 

Итак, одновременно со строительством, в «Белоруснефти» приступили к реконструкции заправок, расположенных в структурных подразделениях. Строительством АЗС занялись вышкомонтажники под контролем заместителя генерального директора объединения Федора Михайловского.

Позже нефтяникам передали еще несколько АЗС. А если конкретнее, то произошло это 16 июля 1998 г. ПО «Белоруснефть» передали пять гомельских автозаправок. Как удалось заполучить эти городские АЗС и что стояло за этим фактом, журналистам «Нефтяника» тогда же в 1998 г., рассказал начальник управления «Нефтепродукт» Александр Ильницкий. Он назвал это знаменательным фактом:

Реализация светлых нефтепродуктов через собственные сети автозаправочных станций приносит, к примеру, российским нефтяным компаниям огромные доходы. Российские компании строят современные автозаправки в Минске, на автострадах международного значения. Клиентов привлекает быстрое обслуживание, отличный сервис. Коммерческие структуры также весьма успешно занимаются этим прибыльным бизнесом. В Гомельской области 14 АЗС – государственные и 15 – коммерческие. В самом же Гомеле, 50 % из всех АЗС – коммерческие. То есть уже эти несколько цифр говорят о той планомерной тактике захвата со стороны, как коммерческих  структур, так и зарубежных нефтяных компаний рынка розничной торговли нефтепродуктами в Гомельской области. Причем захват этот осуществляется ускоренными темпами. А нас, производителей нефти, те же коммерческие  структуры пытаются отодвинуть в сторону. На города Гомельщины и сам областной центр смотрят, как на своеобразную свободную территорию, где можно развернуться. То есть у нас, как говорят, под боком, образовался тот вакуум, который хотят заполнить наши конкуренты

Как видим, интервью изобилует лексикой с военным уклоном. А что лучше, чем слова отражает эмоциональное состояние?

Период 90-х годов на постсоветском пространстве многие называют «лихими», этапом «военных действий в среде деловых людей», «переделом сфер влияния». То же самое происходило и с автозаправочным бизнесом. В буквальном смысле была борьба. И как вспоминают очевидцы, это еще мягко сказано. Например, в те времена в СМИ  просочились сведения о планах «Лукойла» и «Славнефти». Эти компании собирались ускоренными темпами развивать свои сети АЗС в Беларуси и в том числе в Гомельской области. И в этой ситуации, как говорил Александр Ильницкий «промедление было смерти подобно». Кстати, в те  годы цены на нефть, как и пару лет назад, упали. Например, за баррель марки Брент давали от 10 до 12 долларов. И потерять розничный рынок нефтепродуктов, который мог приносить значительные дивиденды, было бы непростительно. Белорусские нефтяники понимали это, потому рьяно, даже агрессивно взялись за дело. За что им отдельное спасибо от нового поколения «Белоруснефти». У нефтяников были финансовые возможности, которые позволяли без привлечения республиканского бюджета строить на Гомельщине заправки. Проблема состояла в другом. В получении площадок под строительство. «Руководство объединения обратилось к государственному концерну «Белнефтехим» с просьбой делегировать право согласования и выдачи площадок под строительство АЗС в Гомельской области, провести реструктуризацию сбытовых организаций концерна на Гомельщине,   рассказывал Александр Ильницкий. – В планах было поэтапное присоединение к себе районных предприятий нефтепродуктообеспечения и создание в объединении координационного центра. Также, учитывая наибольшую привлекательность рынка сбыта г. Гомеля, провести реструктуризацию предприятия «Гомельоблнефтепродукт» путем присоединения части его АЗС к «Белоруснефти» с учетом их реконструкции в течение года. Вот так в качестве первого шага мы и получили пять автозаправочных станций».

Это были АЗС №№ 1, 4 по ул. Докутович, АЗС №№ 2, 5 в д. Еремино и АЗС № 6 по Черниговскому шоссе. Заправки находились, по словам участников тех событий, «в рабочем, но весьма затрапезном состоянии. Приходилось решать немало проблем, но игра стоила свеч».

Несмотря на свою непрезентабельность, эти объекты в сутки приносили объединению до одного миллиарда рублей. Так что нефтяники знали, за что боролись. Но на том этапе реализация нефтепродуктов ограничивалась лишь Гомельской областью.

Проблемы роста

Итак, на первом этапе АЗС «Белоруснефти» можно было увидеть лишь в Гомельской области. С 1999 г. заправки нефтяников выходят за пределы региона, и к 2003-му уже работают в Бресте, Гродно, Могилеве, Минской области и столице. Из этого ряда областных центров выпал только Витебск. Здесь вплоть до 2005 г. автозаправочных станций «Белоруснефти» не было.

К концу 2003 г. в Брестской области работало уже 8 АЗС «Белоруснефти», в Могилевской– 7, в Гродненской и столице – по 4, в Минской  – 3. На Гомельщине же к этому времени насчитывалось 38 АЗС, 2 из которых – автогазозправочные.

 За эти годы выросла и реализация моторного топлива. Рост был значительным, если верить архивным записям: с 59 тыс. л в месяц до 15 млн л. Белорусская компания решила возглавить и рынок реализации сжиженного газа. Решение держалась не только на желании, как называли «Белоруснефть» «наглого новичка» розничного рынка моторного топлива. Было налажено собственное производство – выпуском ПБА занимался Белорусский газоперерабатывающий завод. Продвижение же нового продукта построили на собственном примере – переводили бензиновый автотранспорт на газ. Через год уже получили значительную экономию по топливу.  Одновременно строили автогазозаправочные станции.

В это время начались, что называется, проблемы роста. Предприятие «Нефтепродукт» уже не справлялось с управлением автозаправок, расположенных в разных регионах. На местах началась, как говорили, самодеятельность. Тогда и создали региональные филиалы. Пришлось руководству объединения походить и по кабинетам районных начальников, чтобы выработать правила игры, регламент взаимоотношений.

Очередной виток случился через семь лет после появления первой АЗС «Белоруснефти». Вот как образно описывает то время Алексей Ерошенко:

К весне 2004 г. идея создания государством единой вертикально-интегрированной структуры нефтепродуктообеспечения республики достигла ультимативной зрелости. В концерне шла окончательная детализация проекта, в котором положение объединения «Белоруснефть», увы, было альтернативным. Возможно, концерн и сам был не прочь стать локомотивом вертикально-интегрированной структуры, но тогда нефтяники могли рассчитывать только на роль дочернего предприятия с обязанностями в лучшем случае своеобразного маневрового тепловоза на запасных путях.

Чтобы этого не произошло, объединение разработало план на опережение. Суть его состояла в том, чтобы разделить внутренний рынок нефтепродуктов между тремя субъектами хозяйствования: ПО «Нафтан» предполагалось отдать Витебскую и Гродненскую области, Мозырскому НПЗ – Могилевскую и Минскую, ПО «Белоруснефть» – Гомельскую и Брестскую. Концерн настаивал на своем варианте.

Из книги Алексея Ерошенко:

Всю весну и лето каждый стоял на своем, – пишет Алексей Ерошенко. – Тогда Совмин принял исключающее дискуссию и неожиданное для объединения «Белоруснефть» решение: либо берете все, либо ничего. В боксе такое состояние называется нокдауном, когда ноги еще держат, но в голове уже туман. Можно отказаться от продолжения боя, тогда прежний рейтинг спортсмена резко идет на убыль, и многое придется начинать сначала. Было о чем думать руководству объединения и сожалеть, что не получилось годок-другой обкатать на двух областях свою модель, после чего весь республиканский состав нефтепродуктообеспечения пошел бы увереннее. Но не располагало государство такими сроками, браться за многотрудное дело надо было не медля. Конкуренты не дремлют. Да и не было у нефтяников паники, они точно знали, что другого предприятия с такими возможностями в республике не существует. Решение было письменно согласовано с главой государства и оформлено приказом концерна «Белнефтехим» под № 530.

Объединились

Считается, что история не имеет сослагательного наклонения. И, тем не менее, с позиций нынешнего времени, специалисты берутся строить предположения по поводу «а если бы не приняли решения формировать единую систему». По их мнению, автозаправки и нефтебазы областных организаций сбытового направления страны могли выкупить коммерческие компании. Тем более, что, по сути, многие из предприятий, торгующих автомобильным топливом,  находились на грани банкротства.

Сергей Каморников, заместитель генерального директора  «Белоруснефти»:

До 2005 года – все было разрозненно, децентрализовано и неэффективно, на мой взгляд, — такое мнение высказал нынешний руководитель направления. И если вспомнить в каком состоянии приходили к нам предприятия, то понимаешь, что мы поступили правильно и своевременно. Упустили бы тогда хотя бы пару лет и, в принципе, как таковой единой сильной государственной сбытовой структуры не получилось бы. Мы поступили правильно и своевременно. Упустили бы тогда хотя бы пару лет и, в принципе, как таковой единой сильной государственной сбытовой структуры не получилось бы.

«Белоруснефть» создала централизованную, хорошо сбалансированную, управляемую систему нефтепродуктообеспечения. Не зря говорят, то, что сделано вовремя и решительно обязательно приводит к успеху.

Январь 2005 г. вошел в историю объединения «Белоруснефть», как одно из самых значимых событий – государственные предприятия сбытовой сферы концерна «Белнефтехим» вошли в структуру объединения белорусских нефтяников.

По степени важности некоторые сравнивали этот факт с созданием самого предприятия белорусских нефтяников.

Постоянный контроль качества топлива, количество и разнообразие сопутствующих услуг, экологическая безопасность, современный сервис и дизайн  – это будет позже.

А на том этапе… Да, произошел количественный скачок – все АЗС областных предприятий вошли в систему «Белоруснефти», увеличилась доля рынка. Вместо 70 АЗС и 12 АГЗС стало 375 АЗС и 20 АГЗС. Но с другой стороны – многие из этих заправок требовали реконструкции и по техническому состоянию, и по внешнему виду. Общей концепции в подходах к строительству и работе АЗС просто не существовало, об автоматизации и речи не велось. Почти четверть заправок были изношены на 75 %. Они не вписывались в существующие экологические, противопожарные, технологические, да и эстетические требования. Такая же ситуация сложилась и в нефтебазовом хозяйстве, которое «по наследству» досталось объединению «Белоруснефть» – устаревшие технологии, отсутствие должных подходов к логистике доставки топлива, да и в целом к ведению бизнеса на топливном рынке. Приводили в порядок все это хозяйство, формировали единую сбытовую сеть под руководством Владимира Третьякова, который с 2005 по 2011 гг. в должности заместителя генерального директора возглавлял направление по обеспечению углеводородным сырьем и реализации продукции.

Вспоминает прошлое бывший директор РУП «Белоруснефть-Минскавтозаправка» Сергей Патеев (именно в то время он начал работать на предприятии, первая его должность – старший мастер АЗС):

В нашей организации, как и в других, в  то время было очень много старых АЗС. С точки зрения современных технологий, которые используются на автозаправочных станциях, то, что было даже еще 12 лет назад сегодня трудно представить. Контейнерные заправки, небольшие операторные. Я застал еще бензоколонки с ручным управлением.

Такие истории можно, наверное, встретить на всех предприятиях, которые несколько десятилетий назад начали заниматься реализацией топлива. По словам «старожилов» отрасли, если сравнивать недавнее прошлое и сегодняшний день автозаправочных станций, «то это небо и земля, были колонки, как говорят, из обоза Наполеона». Наверное, именно такие эмоциональные характеристики позволяют ярче представить картину минувших дней.

Еще одно из воспоминаний очевидцев переходного периода: «Одностенные резервуары, механические колонки. Автомобильное топливо было другого качества –  бензин 66, 72, а  92-м только начинали торговать. Пробы на качество топлива лаборатория брала один-два раза в месяц, сейчас  они исчисляются тысячами».

Так что работы предстояло много. Как говорится, проще создавать, чем переделывать.

Сложности были не только технические, но, если можно так сказать, идеологические.

Например, при строительстве автозаправочных станций о сервисе не думали. Главное было продать топливо. Более того, если на каких-то АЗС и предусматривались кафе, то из-за убыточности их закрывали. Как вспоминают специалисты, в проекты новых АЗС служба сервиса не вписывалась. Но прошло всего пару лет, после создания единой структуры нефтепродуктообеспечения, и значение придорожного сервиса приобрело диаметрально противоположный характер.

Моторного топлива достаточно и продавать его в розницу научились. «Рынок сбыта светлых нефтепродуктов вынужден был бороться за своего клиента, привлекая его не только внешним видом АЗС, качеством бензина, культурой обслуживания, но и продажей сопутствующих товаров, горячего кофе, оказанием всевозможных услуг. – говорил еще в 2006 г. Владимир Третьяков. – К такому повороту, будем откровенны, мы оказались не совсем готовы. Особенно после присоединения к нам областных предприятий нефтепродуктообеспечения, где у большинства АЗС не то, что магазина, элементарных удобств не было. После этого политика оказания услуг на заправках претерпела коренные изменения, незамедлительно были внесены коррективы в проектные задания. Тем более, что развитие придорожного сервиса прописано программой «Дороги Беларуси», утвержденной Советом Министров в апреле 2006 года. Когда анализировали выполнение этой программы у министра транспорта и коммуникаций Беларуси в июле 2006 года концерну «Белнефтехим» рекомендовано «при строительстве новых АЗС и реконструкции существующих предусматривать в комплексе с АЗС наличие объектов питания и благоустроенных туалетов».

С этой рекомендации начался отсчет нового периода.

АЗС постепенно из объектов по заправке автомобилей выросли до многопрофильных комплексов, где помимо возможности купить топливо, появился набор автосервиных услуг, стоянки, магазины, кафе. А бренд «Белоруснефть» стал узнаваемым.

Вместо послесловия

Начатая тогда реконструкция нефтебаз и АЗС, расширение сети автозаправочных станций, продолжается под руководством Сергея Каморникова. Совокупная доля «Белоруснефти» на внутреннем рынке светлых нефтепродуктов теперь составляет около 70 %. А сеть «зеленых» заправок состоит уже из более 560 АЗС.

В структуре ПО «Белоруснефть» работают 7 дочерних предприятий и 2 открытых акционерных общества, расположенных в каждой из областей республики и в Минске. Фирменная розничная сеть «Белоруснефть» – это 560 АЗС: многофункциональные автосервисные торговые комплексы и мини-наливные терминалы, многотопливные, автогазозаправки и электрозаправки, передвижные и работающие от альтернативных источников энергии.

За прошедшее время сделан большой рывок не только в количественном измерении. Создана единая узнаваемая сеть по всей стране, которая имеет свой бренд и гарантирует высокое качество обслуживания. Стоят и новые задачи. Если поначалу заправки строились для закрытия «белых» пятен – например, в некоторых регионах не было ни одной АЗС в радиусе ста километров, то теперь идет совершенствование сбытовой сети. Основное внимание уделяется повышению качества обслуживания и эффективности сопутствующей торговли, которая стала источником солидного дохода. Несколько цифр:  выручка от реализации нетопливного ассортимента в 2005 г. составляла менее 1 %, сегодня около 5 %. А по прибыли с 2,3 % поднялись до 30 %.

В целом же, это свидетельствует, в том числе, и о появлении навыков и опыта работы с клиентами. И ее основой стала открытость и доступность 24 часа в сутки.

За прошедшее время изменилась сама бизнес-идея АЗС – произошел переход от продажи топлива к продаже альтернативных товаров и услуг

Что касается нефтебаз, то здесь «Белоруснефть» идет по пути сокращения их количества. И если на старте было 45 нефтебаз, то сейчас объединение приближается к цифре 30. Это тоже часть программы по модернизации нефтебазового хозяйства, которая подразумевает, прежде всего, создание современных объектов. Обновление направлено на минимизацию человеческого фактора, автоматизацию всех процессов, внедрение новых технических решений, которые влекут за собой перестройку и таких глобальных понятий, как транспортная логистика или управление базами, и более утилитарных – замену оборудования.

Ну и очередная тема в связке с нефтебазами – это продуктопровод. А значит, экономия, оперативность и стабильность поставок топлива. С этой темой в объединении «Белоруснефть» связывают выход на новый уровень в организации поставок нефтепродуктов на внутренний рынок. Речь идет о двух нитках. Витебская-Минская области: Новополоцк (ОАО «Нафтан») — Крулевщизна — Фаниполь и связка Гомельского, Брестского и частично Гродненского регионов: Мозырь-Бернады-Волковыск. В перспективе продуктопроводами свяжут все области (кроме Могилевской). Конечно, десять лет назад об этом, пожалуй, даже не говорили.

Поиск идей, методов, вариантов работы продолжается.

0
196
Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен».
Ставьте лайки, комментируйте.

Комментарии отключены.

Читайте также